Rutger Zuydervelt ‎– Stay Tuned

Stay Tuned

Baskaru ‎– karu:31, 31, 2014

 

Новый проект Рутгера Зюйдервельта (на сей раз голландец не прибегает к своему знаменитому псевдониму «Macinefabriek») объединяет просто невероятное количество музыкантов: свою лепту в создание этой инсталляции, позже воплотившейся в альбом, о котором пойдет речь, внесли сто пятьдесят три человека. Выискивать среди них знаменитостей экспериментальной музыки, чтобы козырнуть именами, интересно, но долго, ибо их здесь реально много: права быть упомянутыми заслуживают и Орен Амбарчи с Эйданом Бэйкером, и Оливия Блок с Аароном Мартином, и Стив Роден с Майклом Банабила, но это только те явные фавориты, которые выцепил глаз из длинного списка, украсившего две стороны диджпака. Идея альбома заключается в создании виртуального оркестра, чтобы слушатель мог представить себе, как он неторопливо движется мимо длинной вереницы исполнителей, разбитых на группы (по инструментам), слушая, как они бесконечно тянут одну тональность в то время, как рожденные ими звуки «догоняют» только что сыгранные партии их коллег, создавая бесконечно меняющееся, наполненное непредсказуемыми мелочами пространство. Когда представляешь себе, что могут сыграть на этих инструментах (гитары, скрипки, перкуссия, духовые и всякая экзотика, вроде цитры, а также самый естественный и доступный инструмент – голос) сразу 153 человек, первым делом ожидаешь, нажимая кнопку «play», что вот прямо сейчас нечеловечески огромная звуковая масса просто тебя раздавит – но нет, Зюйдервельт ставит перед собой совсем другие цели. Каюсь, я часто использую слово «минималистичный», описывая ту или иную музыку, но в случае «Stay Tuned» этого слова просто невозможно избежать. Это действительно очень минималистичная музыка, тихо и почти незаметно развивающаяся сразу во всех направлениях. Лаконично дрожат и гудят струны, тянущие одну бесконечную ноту, затем, на некоторое время к ним присоединяется малозаметная перкуссия, разгоняющая статику, к которой, однако, стоит внимательно прислушаться, чтобы найти в ней массу встречных, пересекающихся и параллельных потоков, каждых из которых придает этой абстрактной идее осязаемую плотность и гармонию. Затем в дело вступают гитары, генерируя низкий, гитарный гул, довольно, впрочем, разреженный, пронзаемый различными шумовыми вкраплениями, в итоге выходящий к группе вокалистов, произведенный эффект от выступления которых полностью, признаться, перекрывает неоднозначные ощущения от только что завершенных (но все еще обитающих в пространстве в виде эха) манипуляций их коллег. Голоса догоняют друг друга, обгоняют, вступают в бессловесные, диалоги, придавая своими аккуратными перемещениями этому колоссу «Stay Tuned» самое главное, что отличает хорошую работу от поделки – они зажигают искорку жизни.

Не скажу, что реализация идеи, положенной в основу проекта, удачна на все сто – в наши дни с помощью лэптопа и гораздо меньшего инструментария можно получить аналогичное произведение, а замах автора обещал нечто совершенно глобальное. Но саму идею и кропотливую работу по ее реализации, не предполагающую, вопреки возможностям, поиск легких путей, оценить стоит. Да и работа эта явно не на один раз, ее стоит погонять по кругу, погружаясь в нее с головой или же, напротив, пустив тихим фоном, чтобы различить, выделить (или выдумать) скрытые нюансы.

 

 www.baskaru.com

Chihei Hatakeyama + Hakobune ‎– It Is, It Isn’t

Chihei Hakobune

White Paddy Mountain ‎– WPMC009, 2014

 

1. It Is, It Isn’t

2. Vibrant Color

3. Slightly Near

 

Три продолжительные композиции, запечатленные на альбоме «It Is, It Isn’t», были созданы в результате однодневной студийной импровизации двумя японскими музыкантами, Чихеем Хатакеямой и Такахиро Норифудзи, являющихся, может быть, первыми величинами в эмбиентной музыке Японии на данный момент – по крайней мере, их музыка такому непредвзятому мнению всячески способствует. Запись была произведена третьего января: не знаю, что там у них за погода стоит в эти дни, но на слух диск воспринимается скорее как воспоминание/сон об осенних, еще солнечных и удивительно красочных днях и вечерах, атмосфера которых, тихая и благостная, все таки уже содержит некие намеки на грядущее зимнее безмолвие, и от осознания этого факта в душе начинают гнездиться меланхолия и грусть. Чихей и Такахиро используют только электрогитары и различные простые преобразователи звука, чтобы создать свой пост-роковый дрон из незамысловатых, но очень мелодичных, можно даже сказать, душевных аккордов, наползающих друг на друга прозрачным маревом, образующих петли и последовательности звуковых потоков, сладких, как осенние яблоки и полуденная дрема, красивых, как горящая, но уже опадающая с тихим шорохом листва, и бесконечных, как извечные циклы жизни. Закрываешь глаза, надеваешь наушники, и все это проносится перед внутренним взором, когда гитарные переливы, тихие вибрации гитарных струн, бегущие по звукоснимателю и цепям эффектов, а также их эхо, уплотненное до самостоятельной музыкальной формации, плавно льются через край сознания, проникая куда-то несоизмеримо глубже, туда, где кончается территорию слов и начинается пространство бесконечного воображения. Может быть, это просто музыка для сна или просто пасторали, воплотившиеся в форме звуков, может быть, это ключик к загадкам осени (а также зимы, весны и лета) или один из канонов философии Дзэн, призванный помочь познать мир с помощью глубокой медитации. Может быть все что угодно – все, что придет к вам во время прослушивания этого умиротворенного и красивого альбома, по этим показателям уверенно выходящего вперед по итогам последнего времени.

 

 

http://whitepaddymountain.tumblr.com

Sutcliffe Jugend & Junko ‎– Sans Palatine Uvula

Sutcliffe Jugend

4iB Records ‎– 4iB CD/0513/003, 2013

 

1. Mouth Ripping (1:57)

2. Throat Ripper (3:11)

3. Mouth Leak (1:39)

4. Mouth Slipping (3:46)

5. Lip Splitter (1:42)

6. Sans Larynx (8:49)

7. Throat Leak (1:59)

8. Throat Slipper (5:03)

9. Sans Palatine (14:07)

10. Tongue Splitter (2:44)

 

Идея этого релиза пришла в головы КевинаТомкинса (бывшему участнику «Whitehouse») и Пола Тейлора в Японии, где их однажды поджидало сразу два крупных потрясения за несколько дней: настоящее и довольно мощное землетрясение и перфоманс Джунко, некогда вокалистки японских нойзовых беспредельщиков «Hijokaidan» и других местных коллективов любителей пошуметь. И, если с первым сложно было что-то поделать или принять какие-то ответные меры, то с устроителем второго удалось договориться и помузицировать в студии, создав эти десять треков. Судя по всему, особенно потрясающими были вокальные возможности Джунко, натолкнувшие на мысль посвятить альбом именно не/исследованным возможностям человеческой глотки в плане извлечения различных звуков. Что же, с этой просветительской миссией японка справляется хорошо, но, стоит признаться, несколько однообразно: чаще всего на «Sans Palatine Uvula» мы слышим или примитивное младенческое «атя-тя», или же те самые нервирующие высокочастотные звуки, которые может издавать любая маленькая собачка, неожиданно и сильно прижатая дверью. Плюс определенное количество воплей, истеричных криков и всхлипов, пропущенных через дисторшн и должным образом закольцованных. Кевин или Пол в определенные моменты тоже вносят свой вклад, их глотки исторгают нечто вроде крика сумасшедшего слона, что, вкупе с обезьяньими криками их партнерши, превращает «Mouth Leak» в правдивый отчет о буднях в глухих джунглях. Неплохо, но то, Томкинс и Тейлор делают руками с помощью миниарфы, синтезаторов, гитары, сэмплеров и прочих прибамбасов, звучит гораздо интереснее. Вначале вместе с дисторшированными пульсациями бита приходит шершавый, но не агрессивный шум, мелко нарубленный цифровой мусор, являющийся последним всплеском активности агонизирующих микросхем, затем все сводиться к классическому фидбэку, чтобы постепенно переродится под дружеские вопли в нечто большее, чем просто «шум». «Sutcliffe Jugend» постепенно выстраивают стену из электроакустических преобразований, смешивая вытянутые звуковые нервы живых и электронных инструментов с типичными приемами шумовиков, обеспечивая обрывкам мелодий, хрупким, неуловимым пассажам и уже довольно осмысленным сэмплам с чьим-то пением падение с последующим медленным растворением в пульсирующие незлобным безумием провалы, из глубин которых вырывается клокочущие звуковые массивы, прореженные с помощью эффектов. В отличие от множества релизов, записанных «чисто пошуметь», «Sans Palatine Uvula» удивляет и приковывает внимание небанальным подходом и звучанием; не грешит интеллектуальным снобизмом, но и не избегает возможности показать себя и своих авторов умнее и занимательнее.

 

http://4ibrecords.com

http://unlabel.net

Maurizio Bianchi Meets Roadside Picnic ‎– Dictatorship Of Dead Labour

MB & Roadside

4iB Records ‎– 4iB CD/0114/006, 2014

 

1. Dictatorship Of Dead Labour (24:27)

2. The Clearing (40:07)

 

«Dictatorship Of Dead Labour» – совместная шумовая работа индустриального классика Маурицио Бьянки и Джастина Виггана, любителя (как и положено идейному шумовику) кассетных релизов и, видимо, творчества братьев Стругацких. Работа, надо сказать, полярная, включает в себя и шумовую агрессию, и более спокойные приемы декомпозиции, позволяющие создавать странные звуковые образы. Заглавный трек можно охарактеризовать как «noise ambient с медленно нарастающей долей шума»: на протяжении двадцати четырех минут шелестящие и трескучие подложки набирают обороты, обступая плотным кольцом, но не оттесняя и не притирая индустриально-эмбиентные структуры, бесконечно скользящие на заднем фоне тревожными отголосками фантомных мелодий и голосов. Первое (и последнее), что приходит в голову, когда впускаешь в свою голову эти звуки: кладбище старых кораблей, где в темных пустотах металлических внутренностей гуляет навечно запертое эхо. «The Clearing» минуты четыре утешает слух неторопливыми и малоразборчивыми индустриальными абстракциями, но это всего лишь попытка усыпить внимание: через эти самые четыре минуты «Пикник на обочине» устроит массированную харш-атаку, достаточно беспощадную, в самых лучших традициях жанра. Нужно продержаться минут десять в этом хаосе высоких и острых сигналов и импульсов, чтобы перейти на следующий этап композиции и услышать сквозь грохот металла и прочего стального мусора, как аморфные, цикличные манипуляции постепенно сдвигаются в сторону прямо-таки готических (хотя все еще изрядно зашумленных) мотивов, опять населяя пространство темными силуэтами призраков, наличие которых способно произвести весьма..будоражащие впечатление на нервную систему. Утешит ее лишь потрясающе простой и красивый эмбиент, выплывающий атмосферными облаками из ниоткуда и уходящий в никуда, успевая, однако, просто-таки зачаровать слушателя. Здесь хорошо чувствуется рука Бьянки, нечто подобное отлично получалось у него на сольных альбомах, типа «Dead Colors». Затем, конечно, желание пошуметь возобладает в исполнителях, и они бросят вам в уши хриплую и жесткую пену звуков, усиленных примитивными аналоговыми секвенциями и ритмами, а под конец сваливающихся просто в звуковой мусор и пустоты шелестящего и трескучего радиоэфира, сотрясаемого лишь раскатистым гулом далеких колоколов (опять морская тема?).

Достойная внимания коллаборация. Баланс безумства, хаоса, грохота и тишины, позволяющей увидеть и услышать многое (в том числе и очень странное), затерянное в ее глубинах, соблюден идеально.

 

http://4ibrecords.com

Rapoon – Cultural Forgeries

rapoon

Alrealon Musique, ALRN058, 2014

 

1. donnez­-moi une cigarette

2. Bodhran and ran

3. Banjo Arabiata

4. Suit Toot Coconoot

5. I saw a man

6. Slender…in clouds

7. Some distance

8. The summer lies heavy

9. Along the calling path

10. Sway…down down

11. Bells temple ask

12. Glass

13. Cello transfused

14. Cello yellow

15. Je veux d’l’amour

16. The delta ends

17. murmur now…finis

 

 

Чего не хватало в обширной дискографии «Rapoon»? Разве что полностью акустического, или, говоря языком поколения Mtv, «unplugged» альбома. Этот пробел был восполнен с помощью давнего друга Робина Стори, владельца лейбла «Alrealon Musique» и музыканта Роберта Пеппера, подбросившего мэтру такую идею. Идея в итоге развилась в «Cultural Forgeries»: воодушевленно и многообещающе восклицая «Viva la Difference!», Стори собирает вокруг себя множество инструментов со всего света (без малого двадцать, если верить буклету) и принимается записывать с их помощью короткие акустические треки, не отказывая себе в удовольствии легкого экспериментального чудачества и межжанровой игры . Совсем чтобы «живого» звука, конечно, не получилось: Стори, помимо использования реверберации и эффекта задержки, все-таки «срывается» к традиционному нарезанию и наслоению петель, что, однако, не мешает назвать «Cultural Forgeries» действительно уникальным альбомом в его биографии. Начинается он с джазовых импровизаций на трубе, но этот меланхоличный урбанистический смог развеет (хотя и не до конца, к этой стилистике Робин вернется, вновь заигрывая с джазовой стилистикой в «Je veux d’l’amour») энергичный ритм ирландского барабана бойрана, за которым вереницей следуют сиплые дудочки и флейты, нагнетая пронизывающий и зовущий за собой гул. Банджо, аккордеон и целый арсенал экзотики быстро переносят слушателя на Восток, создавая более привычные для «Rapoon» трайл-конструкции и пустынные пейзажи, колорит которых представлен в прозрачно-гипнотических, иссушенных солнцем звуковых арабесках. Впрочем, скоро неусидчивый на этот раз Робин делает резкий рывок и мы вместе с ним переносимся куда-то в район дельты Миссисипи, на родину корневого блюза – в дело вступает слайд-гитара с типичными блюзовыми аккордами и расслабленной тоской. Не обходясь без грустной скрипки и колокольчиков, использует Стори и свой голос, пребывая будто бы в состоянии медитации, пока мимо обрывочными сновидениями мелькают фрагменты музыки. Локации поменяются еще несколько раз (закоулки мегаполиса, Ближний и такой дальний Восток, тихие пасторальные пейзажи, очерченные звуками губной гармошки), позволяя коротким композициям-зарисовкам сплести в воображении странный коллаж из образов, идей и событий личной истории. Очередная рефлексия от «Rapoon», на сей раз реализованная в довольно неожиданном ракурсе творчества музыканта, находящегося в почтенном статусе «классика», но не устающего экспериментировать и исследовать территории звука.

 

 www.alrealon.co.uk

www.rapoon.net

M.B. ‎– Technometrio

mb

Musik Atlach ‎– MACDR002, 2014

 

1. Ygolonhcet (30:23)

2. Techno (23:55)

3. Metrio (24:18)

 

Маурицио Бьянки не раз объявлял о завершении своей музыкальной деятельности и даже приводил эти планы в действие, что, однако, никак не сказывалось на количестве различных релизов с его именем на обложке, выходивших по всему свету с завидной частотой. Когда, в связи с молчанием автора, кончался новый материал, лейблы охотно переиздавали ранние кассеты, винилы и прочие редкости из восьмидесятых, находившие спрос среди слушателей. Честно говоря, не знаю, на какой на данный момент стадии находится творчество Маурицио, вернулся ли он к созданию музыки после последнего «окончательного ухода» пару лет назад или нет, но мне вполне хватает того, что попадает мне в руки с завидной регулярностью. Взять, хотя бы альбом «Technometrio», выпущенный японским лейблом «Musik Atlach». Он представляет собой переиздание материала 1981 года, изданного в виде очень ограниченного «приватного релиза», буквально несколько копий для друзей. Впрочем, в те годы подобное можно было сказать почти что обо всех работах итальянца, издаваемых им самим на малотиражных кассетах. Следует заметить, что с ушами и психикой этих самых друзей итальянец в те годы старался обходиться более гуманно – формально, конечно, мы услышим здесь привычный синтезаторный нойз, прошедший через стадии вкрадчивого разрушения и перемешивания, но нойз этот не агрессивный, не вспарывающий нейронные сети и не акцентирующийся на каком-то физиологическом натурализме. «Ygolonhcet» – тридцать минут спонтанного выкручивания ручек синтезатора, прогоны сигналов по фильтрам, доведение реверберации до максимума. Акцентируясь только на чистоте звука и ни на чем более, Бьянки исследует его возможности по созданию гудяще-хрипящих механических пространств, логика и гармония которых поражена вирусом декомпозиции. Внимательно слушать трек – дело сложное, но фоном он идет неожиданно хорошо, вписываясь в вереницу мыслей и задач офисного человека. Каким-то шестым чувством предугадав грядущий техно-угар, до которого тогда еще оставалось, на секундочку, чуть больше десятилетия, Маурицио так и называет свой следующий трек – «Техно», конечно же, имея ввиду что-то сугубо машинное, нечеловеческое. Можно описать это как «клокочущий психоактивный транс»: бурление аналоговых шумов создает сильный психоделический эффект, поддержанный различными сигналами и потрескиваниями, образующими постоянный ритм, становящийся более заметным и активным за счет прибавления примитивной секвенции. Определенно, очень крутой трек, и для восьмидесятых, и для нашего времени тоже. «Metrio» близок к дроновой эстетике, это, одновременно, и очень спокойная, и крайне тревожная вещь, вибрации наполняющих ее шумов будоражат нервы, но их сминает и растворяет в себе накатывающий статичный гул, в котором образуются попеременно то пустоты тишины, то моменты выраженной индустриальной активности.

«Technometrio» – не устаревший образец самобытной, «авторской» шумовой музыки (скорее даже, не совсем музыки) тридцатилетней давности, не ставшей «ветошью». Наоборот, суровый и качественный олдскул, еще и явно предугадавший изменения и перерождения многих стилей постиндастриала.

 

 www.bajoeng.jp

Rafał Kołacki ‎– Ninkyo Dantai

kolacki

Zoharum ‎– ZOHAR 068-2, Noisen Rec. ‎– D 006, Huta Artzine ‎– HUTA_SND002, 2014

  1. α (2:05)
  2. β (5:49)
  3. γ (7:39)
  4. α+ (20:47)
  5. β+ (6:05)
  6. γ+ (6:06)

Сольный альбом польского музыканта Рафала Колацки (участник «Hati», «Mammoth Ulthana», «Molok Mun», «Orient Potockiego Project») посвящен бытию окружающих нас электрических приборов и инструментов, и позволяет автору задавать посредством музыки разные, порой парадоксальные и даже неудобные вопросы: например, подчиняются ли все эти вентиляторы, компьютеры, трансформаторы, телевизоры, радиоприемники и прочие предметы человеку, или это человек уже находится в их власти? Ведет ли это подчинение к прогрессу или к всемирной катастрофе? Можно, кстати, если отталкиваться от настроения «Ninkyo Dantai», предположить, что подобная техногенная трагедия уже произошла, и все эти устройства, от самых мелких до гигантских промышленных мастодонтов, остались в одиночестве, без людей: еще не зная о том, что они тоже доживают считанные дни, лишившись поддержки своих «симбиотов», вычерпывая, не сбавляя темпов деятельности, из энергосетей последние импульсы тока. Потом – только тишина, а пока – долгий, монотонно-механический гул, наслоения звуковой деятельности различных объектов, полевые записи новостроек и фабрик, приправленные всплесками телевизионной активности (вещающие на экране люди как раз и предупреждают о подобных последствиях с пеной у рта) да трескучими шумами безжизненного эфира, прерываемого порой трансово-ритуальными перкуссионными партиями, сыгранными на подручном, «бытовом» железе. По началу последствия этого механического подхода к созданию музыки кажутся пустыми и излишне статичными, но, как и обычно, нужно только вслушаться и, может быть, мысленно уподобиться «героям» этого альбома, чтобы расслышать всю глубину и сложность звуковых конструкций, реализованных Колацки. Все движется куда-то в странном ритме, который легко принять просто за стояние на месте, абсолютно неживая, и оттого странная логика управляет потоками звуков, рассеянных в пустотах замерших помещений, хранящих эхо человеческих голосов. Ощущения – от полного погружения и растворения до тревожных мурашек по коже. Альбом, после которого начинаешь прислушиваться к бормотанию кондиционера на стене и различать среди производимого им шума зачатки абстрактных мелодий. Или логическую последовательность диалога, который он ведет с вентилятором, обсуждая непутевость и нелогичность человеческих существ.

 

 

www.zoharum.com