Пришло время валить…

…на море, а конкретно, сюда:

Недели три меня в ЖЖ не будет по вполне нормальной причине – лето, море, все такое. Чего и всем желаю!

Advertisements

Nimh – Krungthep Archives


Silentes Minimal Editions, sme 1042, 2011

Normal
0

false
false
false

MicrosoftInternetExplorer4

/* Style Definitions */
table.MsoNormalTable
{mso-style-name:”Обычная таблица”;
mso-tstyle-rowband-size:0;
mso-tstyle-colband-size:0;
mso-style-noshow:yes;
mso-style-parent:””;
mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
mso-para-margin:0cm;
mso-para-margin-bottom:.0001pt;
mso-pagination:widow-orphan;
font-size:10.0pt;
font-family:”Times New Roman”;
mso-ansi-language:#0400;
mso-fareast-language:#0400;
mso-bidi-language:#0400;}

 

1 K. A. 01
2 K. A. 02
3 K. A. 03
4 K. A. 04
5 K. A. 05

 

        Джузеппе Вертиккио продолжает охотно делиться со слушателями аудио отчетами о своих путешествиях по миру. На очереди – обработка полевых записей, которые он сделал в период с 1994 по 2007 годы в Таиланде, в также авторское исполнение народной музыки на редких этнических инструментах, привезенных из дальних странствий. Впрочем, стилистика «Nimh» достаточно специфична ни не позволяет ожидать от «Krungthep Archives» банального вывешивания микрофона из номера гостиницы – в своей студии в Риме Джузеппе разбирает музыку и звуки на части, нарезает из них петли, подвергает преобразованиям, пропускает через шумовые фильтры и делает еще много чего, чтобы создать оригинальное и самобытное произведение, в котором все равно чувствуется хаотичный, сумбурный, терпкий дух Азии.

      Зацикленное «бренчание» струнных инструментов нервирует или вгоняет в транс (в зависимости от степени вовлеченности слушателя в процесс прослушивания), голоса прохожих, монотонный гул рыночных площадей и звуки проезжающего транспорта собираются в густой поток, способный иногда вызвать приступ агорафобии, когда кажется, что возбужденная толпа вот-вот сметет и раздавит. Вообще, итальянец на этом альбоме не склонен к длинным медитативным пассажам и совсем не расположен к умиротворяющей созерцательности – вместо этого он перемалывает компоненты в клокочущий нойз, включает радиприемник, выискивая частоты с самыми сильными помехами и включает спутниковое телевидение, которое ловит все, от местного многосерийного «мыла» до новостей первого канала, когда идет подробный рассказ об очередной онлайн-конференции Президента РФ (!). Растекаются статичные поля шума, постепенно «остывающего» от агрессии и трансформирующегося в простой повседневный фон, накатывается вкрадчивый dark ambient, тихо поет флейта, помогая выбраться из ступора, вызванного терзанием струн. В конце «Krungthep Archives», однако, приходит мир и порядок – солнце выбивается из-за облаков, чирикают птички, гуляющие в парке дети и взрослые радостно смеются, а инструменты с непроизносимыми названиями тренькают себе где-то в стороне, изображая концерт уличных музыкантов. Таким видит, слышит и помнит Вертиккио Таиланд, более чем десятилетие из бурной жизни которого уместилось в пяти оригинальных композициях.

 

http://www.oltreilsuono.com/nimh
http://www.silentes.net

Светлана Калистратова/ Cisfinitum – Invariants 21/ Seelected


Normal
0

false
false
false

MicrosoftInternetExplorer4

/* Style Definitions */
table.MsoNormalTable
{mso-style-name:”Обычная таблица”;
mso-tstyle-rowband-size:0;
mso-tstyle-colband-size:0;
mso-style-noshow:yes;
mso-style-parent:””;
mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
mso-para-margin:0cm;
mso-para-margin-bottom:.0001pt;
mso-pagination:widow-orphan;
font-size:10.0pt;
font-family:”Times New Roman”;
mso-ansi-language:#0400;
mso-fareast-language:#0400;
mso-bidi-language:#0400;}

 

  1. Tear
  2. Nigror
  3. Kol o Kol
  4. Satellite
  5. Shores
  6. Slowly to North
  7. Star Ticket

 

      Перед нами необычное, точнее, непривычное издание – каталог выставки художника и математика Светланы Калистратовой, дополненный новым альбомом «Cisfinitum», ставшим саундтреком для инсталляции в залах Саратовского государственного художественного музея им. А.Н. Радищева. Помимо CD «Seelected» (содержащего четыре неизданные ранее композиции и три трека, до этого выходившие на сборниках), каталог включает в себя DVD, демонстрирующий картины Калистратовой как в двухмерном пространстве, так и в трехмерном, содержащий фрагменты лекции автора, раскрывающие некоторые философские аспекты ее творчества и, конечно же, музыку Евгения Вороновского (в основном взятую с его «старых» работ, таких, как «Бездна» и «Mental Travellers»), помогающую лучше проникнуть в суть абстрактных картин, создавая которые, художник исследует законы функционирования Вселенной, ищет в формулах ответы на вечные вопросы бытия, проверяет алгеброй гармонию.

      Примерно этим занят и Евгений, создающий музыку, которую он сам называет метафизической. Слово это порядком затасканно, но только не в случае «Cisfinitum», в каждой композиции которого есть некий код, приоткрывающий завесу тайн. Подобранные для «Seelected» композиции так или иначе связаны с Космосом – и если трек «Tear»,  выполненный в «винтажной» стилистике space electronic, как и «Satellite», созданный вместе с Юрой Звездным из «Necrostellar» («отфильтрованный» голос и приемы обработки звука сильно напоминают «Bad Sector») раскрывают тему Макрокосмоса, то такие произведения, как «Nigror» (шершавый noise ambient на фоне размытых мелодий и выловленных в окружающем мире звуков) и «Kol o Kol» фиксируются скорее на Микрокосмосе, затрагивая тему переживаний, эмоций и памяти. К памяти, в ее более глобальном смысле, как сосредоточении родовой истории, архаичных пластов подсознания, взывают такие вещи, как «Shores» и «Slowly to North» – построенные на гипнотических ритмах, отголосках ритуальной до-музыки, трансовом звучании и мощных звуковых потоках, вымывающих из головы все посторонние мысли, заставляя полностью концентрироваться на музыке. Нелишне будет отметить влияние «Rapoon», в данных вещах Евгений заходит на территорию, обжитую английским музыкантом, и чувствует себя там вполне уверенно. Впрочем, ссылки на западных коллег, данные выше, это ни в коей мере не обвинения в адрес Вороновского в копировании – скорее, это ориентиры для слушателей, корни, из которых вырастает вполне самостоятельная и оригинальная музыка «Cisfinitum». Музыка, предельно эмоциональная и способная затронуть что-то в душе – когда простой, но захватывающей мелодией, как в случае «Satellite» (ставшей в этом смысле неким продолжением моей любимой композиции «District Delta»), когда уравновешенной гармонией, как «Star Ticket», когда и сложными наслоением элементов, холодным, логическим  расчетом математических уравнений, приближающим звучание проекта к традициям электроакустики («Kol o Kol»). Можно, конечно, сказать о «Seelected» проще – пауза в деятельности «Cisfinitum» прервалась, и поклонники наверняка будут рады услышать диск и без лишних слов. Для самого музыканта и для отечественной постиндустриальной сцены подобное издание – значимый шаг вперед, не каждый день экспериментальные релизы издаются при поддержке Министерства культуры РФ. Работы Калистратовой и Вороновского нужно слушать и смотреть, погружаясь в удивительное аудиовизуальное пространство вечно меняющихся форм, открывающих великое в малом и наоборот. Настоящее искусство.

 

http://www.myspace.com/cisfinitum

Majdanek Waltz & Sal Solaris – Tenebrae


Shadowplay Release, Zhelezobeton, SPR 127, ZHB-XXXIII, 2011

Normal
0

false
false
false

MicrosoftInternetExplorer4

/* Style Definitions */
table.MsoNormalTable
{mso-style-name:”Обычная таблица”;
mso-tstyle-rowband-size:0;
mso-tstyle-colband-size:0;
mso-style-noshow:yes;
mso-style-parent:””;
mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
mso-para-margin:0cm;
mso-para-margin-bottom:.0001pt;
mso-pagination:widow-orphan;
font-size:10.0pt;
font-family:”Times New Roman”;
mso-ansi-language:#0400;
mso-fareast-language:#0400;
mso-bidi-language:#0400;}

 

1. Ливень (7:03)
2. Поля (4:29)
3. Око Времени (8:41)
4. Я Слышал, Что Внезапно Расцвел Топор (7:38)
5. Фуга Смерти (14:16)

 

      Названия «Majdanek Waltz» и «Sal Solaris» уже появлялись вместе на одной обложке – в 2008 году вышел провокационный диск «Небо Рейха/Небо над Берлином», на котором, правда, коллективы представили свои «сольные» работы и в совместном творчестве замечены не были. Хотя, думается, идея поработать вместе витала в воздухе уже тогда – при всем различии музыкального материала чувствовалось некое «единство мнений», способное вылиться в нечто большее, чем крайне интересный сплит.

      Вылилось. Их совместным релизом стал «Tenebrae», альбом, основой которого стали стихи Пауля Целана, поэта послевоенного времени, шагнувшего с моста Мирабо в вечность в 1970 году, и оставившего после себя множество «странных», судорожно-образных стихов, начитанных здесь Павлом Блюмкиным с характерной отстраненностью, которая способна вызвать больше эмоций, чем пафосная декламация. Меланхолия и декаданс «Майданеков» и индустриальная эзотерика «Солнечной соли» слились в музыку, застывшую где-то на границе жанров: неоклассическое звучание кларнета, фортепиано, скрипки и виолончели соседствует с неровным и угнетающим темным эмбиентом, в который вплетены шорохи листьев, скрип ставень, голоса и мелодии, доносящиеся сквозь треск старых пластинок. Впрочем, фраза «граница жанров» способна описать «Tenebrae» с точки зрения исполнения, эмоциональное же воздействие этого произведения, его образность и возникающие во время прослушивания ощущения лучше всего укладывается в словосочетание «сновидческая музыка». Недаром первые, произнесенные здесь слова  – «Так спи…». Спи и увидишь пустой, умирающий город, в котором время навсегда остановилось; город, который так часто возникает перед мысленным взором, когда в последних работах «Majdanek Waltz» начинает играть баян, неторопливые звуки которого взывают к архетипам провинциального, исконно русского толка. Спи и смотри, как мимо проносятся неуловимые, странные образы, выраженные ломкой лирикой, распадающейся на фрагменты, которые тут же образуют новые смыслы и значения; спи в безмятежной тишине мира, которого больше не существует, но ты об этом еще не знаешь, или нервно ворочайся, когда нестройный монотонный шум, экспрессия струнных и потусторонние вокализы (которые принадлежат Раде Анчевской, участие которой в записи ими и ограничилось, но стало своего рода «заманухой» для некоторых слушателей) насыщают воздух электричеством и вызывают панику, характерную для той стадии сна, когда вроде бы ничего не происходит, но чувствуется приближение иррационального кошмара. Одно видение будет сменять другое, прерывистость музыки, ее неожиданные переходы от индустриальной пустоты к пронзительным мелодиям заставят фиксировать внимание, медленно проникать в ее суть…и глубже погружаться в царство Морфея, ныряя в липкие галлюцинации цвета сепии, из которых будут вынесены строки про расцветший топор и волосы Гретхен и Рахиль. Запредельная музыка. «Sal Solaris» вовремя вернулись, а «Majdanek Waltz» никуда и не уходили, совершенствуя свое звучание, чтобы создать этот великолепный альбом.

 

http://majdanekwaltz.woods.ru
http://ss.industrialmusic.ru
http://zhb.radionoise.ru
http://www.shadowplay-records.com

Bardoseneticcube & Lieutenant Caramel – Silence Submarine


Studio Forum, 2011 

Before Death, They Yell

1. Level 1 (13:19)
2. Level 2 (4:36)
3. Level 3 (7:28)
4. Level 4 (6:04)
5. Level 5 (5:33)
6. Level 6 (3:15)
7. Level 7 (3:00)
8. Level 8 (5:13)    

After Death, The Soul Flies

9. Silence Submarine (24:13)

 

      После визита в Россию Филип Бланшар (Lt.Caramel) приобрел новых знакомых, одним из них стал Игорь Поцукайло, творчество которого настолько впечатлило француза, что общение между музыкантами вылилось в появление совместной работы, созданной по «классическим» принципам экспериментальной сцены – авторы обменивались звуковыми «набросками» и вносили изменения в материал коллеги. Никаких пояснений по поводу названия «Silence Submarine» найти не удалось, поэтому приходится гадать, имеет ли оно отношение к известным трагическим событиям в морских глубинах (на что может намекать название двух частей, на которые поделен диск), или это просто абстрактный образ, виртуальный объект для погружения слушателя в бездну звуков.

      Доходящее порой до абсурда коллажирование Бланшара (когда в ход идут голоса, стоны наслаждения и истеричные вопли, обрывки мелодий, уличные шумы и грохот подручных предметов, чтобы превратится в странные композиции, наполненные безостановочным действием и чехардой образов и идей) в данном случае подвергается препарированию, насыщается зацикленными индустриальными шумами, тонет в галлюциногенных электронных вариациях. «На выходе» мы имеем неописуемую и кажущуюся спонтанной музыку…даже не музыку, а непрерывный звуковой поток, либо лишенный структуры, либо удерживаемый в более привычном русле зацикленными микрочастицами шумового ритма и монотонными короткими петлями. Слышно, что Игорь пересылал коллеге записи с русскими голосами, церковными гимнами и песнями – обрывки фраз и еле уловимые музыкальные фантомы мелькают с завидным постоянством.  Но чаще всего речь и мелодии чрезмерно замедленны или ускорены, так что трудно разобрать, о чем говорят или поют все эти люди. В «After Death, The Soul Flies» большое внимание уделено звучанию «живых» инструментов, что-то вроде струнного квартета,  оставившего здесь перекошенные, резко обрываемые следы, на двадцать с лишним минут утопленные в визгливую сумятицу радиопомех и нагромождение застывающих растянутых фраз. Многие звуки напоминают сам процесс погружения – монотонно стучит механика, скрепит корпус субмарины, раздираемый давлением, в изобилии «глубоководные» звуки. Но лучше всего описать «Silence Submarine» можно, обратившись к тем самым печальным происшествиям недавнего прошлого. Можно представить, как подлодка медленно погружается, вода заливает отсеки, кислород расходуется, и все, что остается погибающим людям, это панические атаки памяти, мелькание лиц и голосов близких, обрывки воспоминаний, становящиеся тем более хаотичными и неопределенными, чем меньше остается воздуха. Впрочем, как было сказано выше, авторы могли иметь в виду совершенно другие события.

     Нелегкий альбом, очень нелегкий, он настойчиво требует терпения и внимания и не дает расслабиться ни на минуту, буквально бомбардируя сознание. При этом очень интересно наблюдать за эклектичным смешением стилей и звуков, за сменой настроений, за игрой с исходным материалом, в которой нет никаких правил и царит полная свобода творчества. 

 

http://bsc.radionoise.ru
http://caramelos.free.fr

Tomas Phillips & Luigi Turra – Vignettes Amplifié


Nitkie, patch five, 2011

Normal
0

false
false
false

MicrosoftInternetExplorer4

/* Style Definitions */
table.MsoNormalTable
{mso-style-name:”Обычная таблица”;
mso-tstyle-rowband-size:0;
mso-tstyle-colband-size:0;
mso-style-noshow:yes;
mso-style-parent:””;
mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
mso-para-margin:0cm;
mso-para-margin-bottom:.0001pt;
mso-pagination:widow-orphan;
font-size:10.0pt;
font-family:”Times New Roman”;
mso-ansi-language:#0400;
mso-fareast-language:#0400;
mso-bidi-language:#0400;}

 

I. Vignette (14:00)
II. Vignette (11:06)
III. Vignette (14:02)

 

       Созерцательный и медитативный альбом Томаса Филлипса и Луиджи Турра «Vignettes Amplifié» напоминает о тех редких моментах жизни, когда можно позволить себе остановится, остаться в одиночестве где-нибудь на лоне природе (наличие легкого ветерка и солнца желательно, но подойдет и теплый тихий вечер) и просто слушать окружающий мир, наполненный звуками, которые раньше оставались незамеченными или заглушались шумом большого города. Можно использовать музыку дуэта и как заменитель этого времяпрепровождения, ведь возникающее в душе состояние покоя, умиротворения и, в то же время, сосредоточенности она передает очень хорошо.

      В первой части «Vignette» превалирует тишина. Тишина, в которой спонтанно возникают разнообразные звуки, от долгого эха, вызванного звоном поющих чаш и перетекающего в равномерный далекий гул, до разбросанных в произвольном порядке вспышек цифрового шума, порождающего шорохи, треск и тихое клокотание, и обработанных полевых записей вкупе с неторопливыми напевами японской флейты сякухати, на которой играет Турра. Непредсказуемо и бессистемно – примерно как в жизни. Можно вспомнить в качестве примера творчество Джефа Джермана (фотографии на обложке – его рук дело), правда, в отличие от зачастую буйных и экстатических коллажей американца, интернациональный дуэт предпочитает более спокойное звучание.

      Более насыщена действием вторая часть альбома. Избегая по возможности долгих провалов в пустоту, музыканты выстраивают произведение с выраженной основой и «логичным» развитием. Комфортный шелест «песочного» шума, плавный, вибрирующий гул и медитативные флейтовые пассажи, утопленные в реверберациях. Внимание рассеивается, ограждая от посторонних звуков, концентрироваться приходится на каких-то внутренних процессах, все сильнее отдаляясь от реальности. Обретая внутренний баланс, слушатель переходит в третью часть, «собранную» музыкантами из журчания ручья, шороха травы, в которой запутался ветер, каких-то сходу неопознанных микроэлементов, порожденных программным обеспечением лэптопов и размеренного звона поющих чаш. Всё вместе, и те звуки, которые слышишь, и те, которые только подсознательно чувствуешь, формируют гармоничное пространство вокруг слушателя, учат его улавливать вибрации окружающего мира и быть внимательным к деталям. Да, и еще дают возможность просто отдохнуть в тишине, которая не бывает абсолютной и всегда готова преподнести сюрпризы.

 

http://www.nitkie.ru
http://www.incursion.org/phillips/
http://www.luigiturra.com

Maurizio Bianchi – Apokalypsis XXIII


Nitkie, patch six, 2011 

I. Verses 1-2
II. Verses 3-5
III. Verses 6-9
IV. Verses 10-11
 

       В августе 2010 года Маурицио Бьянки второй раз в жизни принял решение прекратить творческую деятельность – впрочем, на количестве релизов, вышедших с тех пор, это обстоятельство особенно не сказалось, т.к. итальянский мастер в последние годы отличался удивительной трудоспособностью и плодовитостью, сочинив много сольных и совместных с другими авторами работ, продолжающих выходить на разных лейблах.  «Apokalypsis XXIII» официально стал последней записанной работой Бьянки, но ценен он, конечно же, не этим. Как и многие предыдущие работы, основанные на цитатах из священного писания, этот альбом отражает религиозное мировоззрение автора, олицетворяет аспекты его духовной жизни, демонстрирует понятный страх перед неизбежным и скорым, по мнению верующих, событием.

       Бьянки давно уже пережил стадию юношеского максимализма, когда для музыкального выражения конца времен прибегают к агонизирующему шуму, экстатическим воплям и всеобщему дестрою с посылом «мы все умрем». Музыка Маурицио тиха, печальна, загадочна и созерцательна – не побоюсь даже назвать ее духовной. При этом она мрачна и способна вызвать приступ клаустрофобии и легкой паники. Пианино, столь частый гость на работах итальянца, здесь не играет особенной роли, лишь изредка возникают минималистичные клавишные пассажи, привычно размытые и нервно дребезжащие. Основная масса звуков зародилась в недрах синтезатора – извлекая их оттуда, Бьянки дробит мелодии на короткие сэмплы, закручивает абстрактные петли, сильно «разбавляет» звуковой поток, делая прозрачным и неуловимым. Затем многочисленные кусочки наслаиваются друг на друга, выстраиваются в долгие очереди, перемешиваются или спрессовываются вместе, создавая калейдоскоп, картинка в котором очень медленно меняется, приковывая к себе внимание и заставляя следить за каждым движением. Иногда получаются клокочущие, бурлящие фрагменты («Verses 1»), иногда звуки ведут себя подобно кругам на воде («Verses 6»), зачастую преобразования сглаживают общую картину до гипнотического гула, из глубин которого, наполненного призрачными фантомами и потрескиванием церковных свечей, выплывают церковные хоралы. Странные, не пропускающие свет коллажи подводят слушателя к сильнейшим переживаниям, вызываемым композицией «Verses 10-11», первая часть которой состоит из десятков перевернутых обрывков и полностью растворяет в себе, а вторая часть, прорываясь через зыбкие клавиши, вызывает подлинный катарсис. Пронизывающий гул, тяжелые волны еле уловимой мелодии подхватывают и несут куда-то ввысь, сквозь темноту, вибрации проникают глубоко внутрь и пробуждают что-то дремлющее в душе…Религиозный экстаз, вызываемый шумовой музыкой – почему бы и нет? Если этот диск действительно стал последней работой мастера, то не удивительно, что он завершается именно так.  

       Размышляя о том, что неизбежно, автор и боится этого, придавая музыке оттенки безысходности, и, в то же время, верит во что-то великое, что поможет преодолеть все трудности. От этого выигрывает слушатель, не важно, разделяет ли он убеждения музыканта или нет – в итоге он все равно получит качественный, интересный, интеллигентный релиз, от гипнотического воздействия которого не удастся отойти быстро. Ювелирная работа со звуком и настроением.  

 

www.nitkie.ru
http://www.theesonicabyss.com/maurizio_bianchi.html