Михаил Чекалин – Избежание страсти к острым и колющим предметам


Таu, TAU 00157, 1998

Normal
0

false
false
false

MicrosoftInternetExplorer4

st1\:*{behavior:url(#ieooui) }

/* Style Definitions */
table.MsoNormalTable
{mso-style-name:”Обычная таблица”;
mso-tstyle-rowband-size:0;
mso-tstyle-colband-size:0;
mso-style-noshow:yes;
mso-style-parent:””;
mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
mso-para-margin:0cm;
mso-para-margin-bottom:.0001pt;
mso-pagination:widow-orphan;
font-size:10.0pt;
font-family:”Times New Roman”;
mso-ansi-language:#0400;
mso-fareast-language:#0400;
mso-bidi-language:#0400;}

 

  1. Tenderly. Gently. Boldly (Нежно. Бережно. Дерзко)
  2. Avoiding the Desire (Избежание страсти)
  3. Kidnapping of Europe (Похищение Европы)
  4. Mystic Vocalise (Мистический вокализ)
  5. Calling Out to the Summer Emptiness (Перекличка с пустотой лета)
  6. Square Flowers (Квадратные цветы)
  7. The Pink (Розовое)
  8. Mythic Chanson (Мифический романс)
  9. Moscow Downtown March (Москва – Марш – Направление к центру)
  10. Magian It’s Also Me (Феяэто тоже я)
  11. Second to the Beautiful (Вторая после красивой)
  12. Study With Mind Expansion (Этюд с расширением сознания)
  13. Morning Fatigue and Excitement (Усталость и возбуждение утра)
  14. Alien Caresses (Чужие ласки)
  15. Russkaya Udalaya (Русская удалая)
  16. Panic Waitzlet (Панический вальсок)
  17. Dedicated to the Belly Dance (Посвящение танцу живота)
  18. Bluejeans Attachment (Джинсовое приношение)
  19. Drain-Pipes’ Trombone, or Barbarous Piece (Тромбон канализационных труб, или Варварская пьеса)

 

        Творчество не склонного к компромиссам и четко придерживающегося своей точки зрения на современное состояние музыкальной культуры (в связи с чем известность пришла к нему на Западе, а не на Родине, где долгое время из-за политических и социальных особенностей компромисс был пропуском к заветной славе, а несклоняемость и непохожесть на других вела к забвению) московского композитора Михаила Геннадиевича Чекалина никогда не было простым. Чтобы вот так взять какой-либо из дисков музыканта и прослушать его, отвлекаясь на повседневные дела и рутину, не следя за порой нервно-хаотичным течением музыки…Нет, к этому она не располагает. Она располагает к полному контакту, к принятию неких, не самых простых и понятных идей, которые движут автором и составляют основу его деятельности, ставшей в свое время ощутимой частью московского авангарда. 

      Тем не менее, в обширной дискографии композитора, как оказалось, есть и исключения. Диск с необычным названием «Избежание страсти к острым и колющим предметам» тоже простым не назовешь, но на фоне прочего он кажется достаточно «легким» для восприятия. Лично мне показалось, что Чекалин здесь немного несерьезно, порой с недоброй иронией играет жанрами, смешивает их, искажает и перемещается на чужое поле «музыки для масс», намеренно внося сумятицу в привычные музыкальные формы. Играет до той степени, что влиятельные иностранные рецензенты выдумывают такие термины, как «филармоник нью эйдж», пытаясь вписать работу Чекалина хоть в какие-то рамки, чего, на мой взгляд, делать категорически не следует. Под этот термин, упомянутый во французском «Ля Ви Натюрель», по звучанию подходит разве что «Избежание страсти», и то только когда разбираешь ее на части, отделяя действительно нью эйджевую мелодию (признаться, до знакомства с этим релизом, прослушав «Nexовские» переиздания ранних виниловых альбомов автора, я не ожидал, что Михаил Геннадиевич может создавать такие красивые вещи), вокализ, проходящий красной нитью по всему альбому и экспрессивные филармонические вставки, заставляющие вспомнить сочинения греческого композитора Yanni. На самом деле, глядя на год выхода альбома, вспоминается другой термин, активно внедрявшийся рядом лейблов в начале-середине того же десятилетия – «new emotional music». Смесь «традиционной» электроники, вышедшей из секвенций Шульце, замешанных порой на восточных ритмах (у Чекалина тоже слышны подобные вариации, например, в психоделическом «Этюде с расширением сознания» и в «Посвящении танцу живота», но тут уж, несмотря на название, их самая малость), и «Кислорода» Жарра, приятный smooth jazz и экзотический new age – все это позволяло сочинять ритмичную, красивую и романтичную музыку для отдыха. Отголоски этого направления в виде ритмов, мелодий и аранжировок слышны здесь в полной мере – это и (из явных примеров) «Розовое», и «Вторая после красивой», и «Джинсовое приношение». Заметен интерес к народной музыке, опять же, пропущенной через призму авангардного искусства – греческие мотивы слышны в «Похищении Европы», а названная «Русской удалой» композиция мало того, что действительно очень русская по духу и реально удалая, она еще и явно демонстрирует ту иронию, о которой я говорил выше. Это ирония нонкорформиста, едкая насмешка над царящими правилами и канонами, желание показать, что культура не есть только то, что подносят массовому слушателю. Ироничны (конечно же, на мой сугубо объективный слух) и другие треки – «Москва – Марш – Направление к центру», «Тромбон канализационных труб, или Варварская пьеса», «Панический вальсок». Но есть здесь и очень лирические, трогательные вещи, балансирующие на грани джаза и электронного авангарда, но простые и понятные. Безусловно красив «Мистический вокализ», атмосферна «Перекличка с пустотой лета», сказочна «Фея – это тоже я», «Вторая после красивой» отчаянно напоминает манеру саундтреков советского кино поздних восьмидесятых, при этом являясь одним из самых запоминающихся моментов, композицией, возможно, разделяющей альбом на две половины. Первая из них тяготеет к женскому началу, за которое отвечает приглашенная вокалистка Марина Чаплыгина, вторая олицетворяет мужское начало с более серьезными поисками пути, абстрактными экспериментами и тем самым жестко-ироничным взглядом.

        Что еще может рассказать об этой музыке? Пожалуй, графические работы самого Чекалина, представленные в буклете. Портреты и зарисовки, на которых привычные очертания лиц и предметов подвержены искажениям, угловатые линии вносят диссонанс. С музыкой, если прислушаться, композитор обращается тем же образом – он берет привычные жанровые характеристики, умело их воспроизводит, а потом, когда уже вроде бы все ясно и понятно, намеренно уходит в сторону, преломляя, смешивая, выстраивая совершенно новую, порой интуитивную линию звучания, вдохновенно фиксируя звуки и образы подобно импрессионистам. Нежно. Бережно. Дерзко. А лучше этот альбом и не опишешь.
 

http://www.chekalin.net

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s