Dead Voices on Air – Michael and the Angels Fought


Lens records, LENS0126, November 1, 2011

1. Shadow
2. Voice
3. Pulse
4. Moon
5. Sudden

     Пятнадцатый релиз в двадцатилетней истории «Dead Voices on Air» интересен, конечно же, не очередным творческим юбилеем Майка Спайби. Интересен альбом звучанием, отразившим осмысление автором духовных ценностей, смену приоритетов и желание расширить горизонты музыки. Когда-то Спайби противился тому, чтобы его называли музыкантом – теперь он делает все, чтобы заслужить это звание. Для этого, становясь открытым для всевозможных влияний как никогда ранее, он собирает друзей: это и Робин Стори («Rapoon»), и Майкл Пэйдж («Fire in the Head», «Sky Burial»), и Джаред Луше («Chemlab»), и другие «фрики» от электроники. Но главную роль Майк отдал исполнителям «живой музыки» – виолончелистке Беле Эмерсон и сербской певице Иване Салипур.

     Как должен звучать альбом, посвященный ребенку, которому судьба отмерила только десять лет жизни? Как протест, попытка понять или смирится, как стремление заново открыть свою веру или впасть в бунт отрицания? Непростая тема показана автором со всех сторон. Потусторонние голоса, открывающие «Shadow», быстро уступают место атмосферному неподвижному эмбиенту и скорбным, но красивым партиям виолончели, которые благодаря эху и эффектам скользят по шероховатым стенам безымянных зданий полупрозрачными тенями, в то время, как скачки электричества и статичные помехи пытаются их заглушить. «Voice» построен на пении Иваны, английский текст, поданный с характерными этническими интонациями, быстро превращается в блуждание бессловесных вокализов. Голос двоится, множится, возникает и исчезает вновь, образуя призрачные, неуловимые и прекрасные миражи. «Пульс», вопреки названию, четких ритмов не содержит. Шершавые шумы снова вторгаются в меланхолию виолончели, сменяясь размытыми хоральными прелюдиями и чувством сопричастности к какому-то религиозному действу. Которое сменится мрачным ночным ритуалом «Moon», сумрачную и сумбурную психоделию которого можно объяснить не только обострением по случаю полнолуния, но и различными веществами. Утробное горловое пение и полный набор звуков, который человек может исторгнуть из своего горла, блуждание по «пустым» радиочастотам, мрачный dark ambient, разрушенные связи перемешанных гитарных партий, экстатическое оцепенение и резкий скачок в клокочущее электронное варево из басов, ломаных ритмов и сэмплов, из горячих недр которого пытаются пробиться наружу ангельские голоса. Многочастный финал альбома, «Sudden», содержит фирменную архаичную «сырость» «Rapoon», вытянутые и перевернутые звуки, напоминающие звучание губной гармошки, довольно абстрактную электронику, «водяные» барабаны и много чего еще, что образует нестабильную, грозящую вот-вот развалиться, и, одновременно, кажущуюся абсолютно нерушимой звуковую конструкцию.

     При всем буйстве красок и странных видений, при наличии подавленных чувств и воспоминаний, пробивающихся несдерживаемыми вспышками электронного безумия, «Michael and the Angels Fought» – меланхоличный и отчасти даже интимный альбом Спайби. Безудержной импровизации ранних релизов проекта пришла на смену сосредоточенная студийная работа, благодаря которой звучание «DVOA» вышло на новый качественный и эмоциональный уровень, и, как знать, как высоко поставят этот диск слушатели, когда придет время подводить музыкальные итоги года. Возможно, это один из лучших релизов уходящих 365 дней.

www.lensrecords.com

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s