Jóhann Jóhannsson – The Miners’ Hymns


130701 – CD13-13, 2011

I. They Being Dead Yet Speaketh (10:30)
II. An Injury To One Is The Concern Of All    (14:23)
III. Freedom From Want And Fear (11:07)
IV. There Is No Safe Side But The Side Of Truth (3:54)
V. Industrial And Provident, We Unite To Assist Each Other (3:27)
VI. The Cause Of Labour Is The Hope Of The World (7:39)

     «The Miners' Hymns» – документальный фильм английского режиссера Билла Моррисона, рассказывающий о становлении и развитии шахтерского движения в Англии.  История проделывает путь по потертым лентам черно-белой хроники и потрескавшемуся глянцу фотографий от появления первых шахт до образования профсоюзов, минуя триумфы и драмы, борьбу за права и памятные всем реформы Тетчер. Саундтрек к фильму сочинил Йоханн Йоханнссон, известный композитор, работающий на стыке электроники и «современной классики», еще один человек из Исландии, который доказывает, что у обителей этой страны свой, немного странный, но очень интересный взгляд на музыку.

     Финальная запись «The Miners' Hymns» состоялась в сентябре 2010 года в Даремском кафедральном соборе, где собрались участники духового оркестра, сам композитор, отвечавший за электронное сопровождение, и органист Роберт Хауссарт. Музыка (примечательно, что окончательный монтаж фильма подгонялся под нее, а не наоборот), которую они отыграли в том день, соответствовала всем стандартам типичного саундтрека и была в этом плане чуточку старомодной, отставая на несколько десятилетий о того, что сейчас сочиняют в качестве звукового сопровождения фильмов, но прекрасно передавая настроение черно-белой ленты. Много атмосферных моментов, «вытянутых» трубами, гобоями и кларнетами, которым в начале каждой композиции отводится солирующая роль, после чего они растворяются в общем потоке минорных пассажей. Медленное движение звуковых масс часто натыкается на различные эффекты, вроде тяжелых для восприятия звуков обрушения и паники, или глитчевую коросту электронных сигналов, разбиваемую залпами ударных и звоном перкуссии. Иногда создается впечатление, что Йоханнссон немного заигрался с саунтрековой формой, и оркестр, следуя веренице нот, идет на новый виток самоповтора, впрочем, этот минимализм выбранных средств никогда не мешал создавать исландскому композитору запоминающиеся (чаще настроением, чем засевшим в память мотивом) вещи, не помешало это ему и здесь. По всем правила хорошего кино, пройдя через громовые удары жизненных перипетий и личные трагедии, «The Miners' Hymns» заканчивается на яркой ноте «The Cause Of Labour Is The Hope Of The World». Дружная маршевая поступь трудового народа, разгорающийся огонь, сжигающий в горниле эпического пафоса порой излишне угрюмый реализм. Английские шахтеры, многие из которых легли костями в забоях или выхаркали свои легкие вместе с угольной пылью, безусловно, достойны, чтобы о них снимали фильмы и писали музыку, как достойны того труженики всех стран. Еще одна убедительная работа исландского композитора, выводящая его творчество на новый уровень.

http://fatcat.sandbaghq.com
http://johannjohannsson.com

Advertisements

Ben Owen – Birds and Water, 2 & 3


Observatoire, obs * 029, 2011

1. Birds and Water, 2-1 (04:44)
2. Birds and Water, 2-2 (02:16)
3. Birds and Water, 2-3 (21:04)
4. Birds and Water, 3 (44:20)

     При чем здесь птицы и вода? Новый альбом американского звукового артиста Бена Оуэна, как и первая часть (изданная на кассете лейблом «Notice Recordings»), создан на основе записей, полученных в Центре Экспериментального Телевидения при помощи системы изображения некоего Дэйвида Джонса. По сути, на протяжении более чем семидесяти минут Оуэн оперирует с «обычным» телевизионным шумом и потоками сигналов, порожденными осциллографами. Каюсь, тут я не силен в технической стороне вопроса, поэтому приведу бытовой и понятный пример: все же настраивали каналы на телевизоре и передвигались по квартире с комнатной антенной в руках, стараясь найти место, где «лучше ловится»? А во время этих поисков заполненный мельтешащими помехами телевизор равномерно гудел, шипел и брызгался из динамиков надоедливым треском. Вот примерно так.

     Первые две композиции как бы показывают, что нас ждет дальше. Здесь по стереоканалам разведены (наушники необходимы!) тихие статические потрескивания и колебания, проигрывающие тишине право на внимание со стороны слушателя. Тишину эту иногда рвут вспышки коротких сигналов, уступающие место гудящим и нервно подрагивающим пустотам. При этом стоит оценить аккуратность Бена в работе со звуками, благодаря чему уже к «Birds and Water, 2-3» эта странная запись начинает пробуждать интерес. В третьей части на протяжении двадцати одной минуты хаос борется со статикой  весьма динамичным способом. Монотонный поток, застывший на экране мерцающим полотном, довольно громкий и плотный, постоянно подвергается атакам колючих и разрывающих не несколько долей секунды ткань повествования шумов. Пожалуй, это непредсказуемость даже занимательна. Финальная часть альбома исследует монотонные потоки разной частоты, проверяя их на громкость, продолжительность и выживаемость среди условий тотальной тишины. Сигнал-пауза-сигнал-пауза-сигнал-легкое потрескивание-пауза, и так далее, постепенно заворачивая электронный шелест в гипнотический гул. Минималистичная работа для истинных ценителей,  изучающих новые грани аудиореальности. Возвращаясь к вопросу, с которого начинался обзор – откуда птицы и вода? Не примите за истину в последней инстанции, но, если долго вглядываться в серый шум экрана, то можно заметить, что помехи образуют волны, а среди них хаотично мелькают черные «галочки» птиц. Может быть, их и видел Бен?

http://abser1.narod2.ru
http://benowen.org

Maurizio Bianchi – Hibernum


EE Tapes, EE22, 2011

01. Primaveram/Aestatem (1955/1977) (27:37)
02. Autumnum (1978/1999) (21:06)
03. Hibernum (2000/2022) (27:28)

      Три долгие композиции альбома « Hibernum» странно «раскиданы» по времени: первая из них создана вроде бы в 1955 году, когда на свет появился сам Маурицио Бьянки, а последняя обитает где-то в не столь отдаленном будущем. Что хотел сказать этим автор – непонятно. Понятно более менее другое: этот диск итальянского мастера шумовых декомпозиций посвящен тому, как времена года влияют на психоэмоциональное состояние человека, в данном случае вполне конкретного. Но не ждите здесь летней солнечной активности, весеннего пробуждения или осенней меланхолии, все гораздо серьезнее и глубже.

     Альбом очень неторопливо стартует со всюду проникающего тихого, вибрирующего гула, на застоявшейся поверхности которого через некоторое время начинают появляться шумовые пятна, стихийные водовороты и всплески волн, нарушая изначально однородную структуру. Шумовая активность постепенно будет нарастать, клокотание и шорохи породят целые стаи насекомых, которые быстро окружат слушателя, свободно ползая по его телу. Их укусы вызовут странный «наркозный» эффект, когда чувства и нервная деятельность притупляются, и хочется просто выступать в роли стороннего наблюдателя, даже если тебе в это время выедают глаза и спешат проникнуть через уши в мозг. Впрочем, это состояние характерно для многих работ Бьянки, который в этой «медикаментозности» особенно силен. Далее альбом строится на закольцованных петлях переработанных звуков, в которых порой можно опознать дыхание или голоса, обрывки сыгранных на синтезаторе дребезжащих мелодий, разрывающиеся пузырьки болотной жижи и крики лягушек, хаотичный, скрученный в тугие комки лязг и треск металлических предметов и прочая звуковая вакханалия. И все это порой одновременно, без остановки, долго. Но, как мы помним, наркоз действует, и это мельтешение всего и сразу, воспринимается не как очередная форма индустриальной агрессии, а как красивый и жутко интересный калейдоскоп, последовательно сменяющий картинки. Более того, этот шум не выходит за рамки приличий, давая больше поводов для медитации на заснеженный вид из окна, нежели для чего-то негуманного. Это действительно очень погруженный в себя материал, после его прослушивания начинаешь фокусировать свое внимание на всяких мелочах, вроде спящих под слоем снега семян растений, внутри которых также клокочет жизнь, готовясь прорваться в новый цикл рождения, жизни и смерти. Психоделические аллегории и абстрактные размышления о бытие – о да, в этом Бьянки порой нет равных, и в пространстве «Hibernum» он явно находится в своей лучшей форме.

http://www.eetapes.be
http://www.theesonicabyss.com/maurizio_bianchi.html
i

Deutsch Nepal – Live In Saint-Petersburg 261206


Aquarellist – aquarel plan b 01-11, 2011

     В 2011 году Лина Бейби Долл после пятилетнего перерыва выпустил новый альбом «Amygdala» (признанный поклонниками лучшим из всего, что спускалось к нам с вершин Немецкого Непала), посетил в очередной раз Россию, одним словом, хорошо напомнил о себе тем, кто соскучился по его суровой музыке и алко-перфомансам. Атмосферу последних отлично передает данный диск, на котором зафиксировано выступление «Deutsch Nepal» в питерском клубе «Орландина», случившееся в 2006 году в рамках тура в поддержку предыдущего (и категорически мною не понятого) альбома «Eroticon».
     
     Для бутлега релиз звучит хорошо – или за счет того, что писался он не из зала, что отсекло болтовню посетителей, или за счет мастеринга. Одним словом, ваша стереосистема им не подавится. Само мероприятие проходило ровно так, как и должно происходить, совершенно не обязателен видеоряд, чтобы представить себе не совсем трезвого Питера Андерссона, вещающего в микрофон и иногда крутящего ручки и нажимающего кнопки аппаратуры, сменяя фонограмму. Начинается все эпично – четкое русское «спасибо», гул, будто бы растекающийся ржавчиной по металлической поверхности, нервные сигналы и звоночки, на смену которым приходит боевитый маршевый ритм. Пехоту, вышагивающую по полю брани, накрывает кислотный дождь абразивного шума, а Лину накрывает первая волна алко-угара, и он начинает орать в микрофон свои обычные памфлеты и призывы, парламентарные выражения богато перемежая нецензурными словами, которым отдает предпочтение. Ну, пусть не предпочтение, но «факов» на головы слушателей было высыпано изрядное количество. Затем грохот барабанов сменяют зацикленные механические ритмы, и действие быстро превращается в индустриальное камлание, которое получается у «Deutsch Nepal» лучше всего. Питер выступает в роли шамана, вместо грибного отвара употребляющего водку, сорок градусов которой не открывают ему путь в высшие сферы, но пробивают на пьяные вопли и дикий рев (у нас в стране обычно так кричат «сюда иди!!!», после чего в дело идет штакетник от забора), агрессивные шумы, монотонное, вгоняющее в транс молотилово железных костей и дисторшен, превращающий монологи в запутанные звукоизвержения. Под конец врубает «классику» «A Silent Siege», взывая сквозь грохот непрерывного ритма к реальности, о которой, на тот момент, похоже, имеет смутные представления, запускает в самом конце закольцованный, бьющий по мозгам гитарный сэмпл на фоне давящих шумов, и заканчивает все дружелюбным «спасибо», вызывая заслуженные аплодисменты.

     Можно, конечно, в очередной раз все обернуть в шуточки про «алкоголь и его роль в развитии индустриальной культуры», но, на самом деле, нельзя не признать, что Андерссон крут именно сценическими выступлениями. В то время, как его коллеги и друзья раскладывают пасьянсы на ноутбуке под фонограмму, он (пусть и с переменным успехом) устраивает на сцене тот самый угар, которого от подобной музыки и ждешь. При этом обходится без пафосных поз и серьезных выражений лица, всегда оставляя место для ироничной ухмылки. Этот диск – отличное тому свидетельство, пожалуй, незаменимое в коллекции истинного поклонника «шведского индастриала».

http://www.aquarellist.ru

Hollan Holmes – A Distant Light


Self Released, 2010

1. Drift (7:17)
2. Wellspring (6:00)
3. Inevitability (10:10)
4. Malus (4:55)
5. Mist And Myth (9:10)
6. Threshold (7:07)
7. The Arrival (6:55)
8. Twilight (7:51)

Звездное небо во все времена притягивало к себе взгляды и мысли людей. Философы и ученые принимали светила за глаза богов и ангелов, пытались понять основы звездной механики и воздействие космических тел на судьбу человека, вычерчивали орбиты движения спутников и выбирали среди чертежей созвездий маршруты для будущих покорителей Вселенной. Ничего не изменилось, несмотря на все социальные, экономические и политические свершения и поражения – мы по-прежнему смотрим в ночное небо, испытывая восторг и легкий иррациональный страх от ощущения невозможности представить себе истинные масштабы окружающей реальности.

Холлан Холмс, композитор и художник из Техаса – настоящий энтузиаст, который в наше время свободного скачивания и отхода от стандартной схемы отношений артиста и лейбла находит силы и возможности самому издавать свою музыку, рисовать обложки, печатать диски. Его дебютный альбом «A Distant Light» стал итогом длительной работы, начавшейся с мечтаний, медитаций и раздумий автора, а закончившейся сотрудничеством со Стивом Роачем (он делал мастеринг), прекрасным и все объясняющим оформлением глянцевой обложки и часом превосходной «космической» музыки. Собственно, все классические каноны deep space ambient, помноженные на типовые характеристики американской школы электронной музыки, Холмс тщательно соблюдает, выстраивая с помощью виртуального оборудования и аудио редакторов долгие атмосферные композиции с мягким обволакивающим звуком, позволяющим расслышать дыхание Творца, почувствовать вибрации и волны, порождаемые движением звезд и галактик. При этом, судя по ощущениям, это альбом о космосе, но действие его происходит на земле. Слушатель выступает в качестве наблюдателя, оставаясь один на один с ночным небом и давая волю воображению, которое подхлестывают динамичные и довольно традиционные электронные секвенции, на которых строятся композиции с четными номерами. Нечетные номера – это долгие космические блуждания, полет фантазии сквозь темную материю и солнечный ветер, аккуратные и тщательно выверенные эмбиентные пассажи, поглощающие внимание темными сгустками гула и плавными волнами электронных миражей. В выбранном жанре «A Distant Light» кажется работой практически канонической, не делающей и шага в стороны от выбранной стези, но именно этим она и подкупает. А еще – четкой визуализацией слов и образов, заложенных в оформлении и названии треков, идеальным звуком и той нерушимой гармонией, которую древние мыслители называли музыкой сфер. Отличный дебют.

http://hollanholmesmusic.com

Koji Asano – Polar Parliament


Solstice 046, 2011

1.    Polar Parliament part 1 (27:34)
2.    Polar Parliament part 2 (39:26)

      «Polar Parliament» стал сорок шестым релизом в дискографии японского музыканта Кодзи Асано, в которой нашлось место и для сочинений в духе академического авангарда для струнных оркестров, и для исследования звучания препарированных инструментов (в частности, пианино), и для минималистичных шумовых работ, таких, как эта. Никаких пояснений сам автор не дает, не утруждая себя пресс-релизом и попытками объяснить, что это за полярный парламент и как эта музыка (впрочем, насчет этого определения практически сразу возникают сомнения) была создана. «Вот вам мой сорок шестой альбом – дальше думайте сами», эта фраза могла бы украсить обложку вместо колесиков больничной каталки или мусорного бака.

     О творчестве Асано вообще говорить сложно как раз из-за отсутствия этой первичной информации, потому что в дальнейшем, во время звучания, сочинения Кодзи также не спешат раскрывать свои смыслы и идеи, предпочитая уходить в дебри абстракций. Опять же, на описание того, как это звучит, уйдет совсем немного скупых слов, из которых будет трудно составить свое мнение. Короче, подход к работам японца и по сей день затруднен. Ведь если серьезно – это просто монотонный шум. Вот, к примеру, первая часть – около получаса в ушах шершаво пульсирует неким подобием ритма один и тот же выхолощенный сигнал, мелькая под конец уже совсем одуряющими вспышками стробоскопа. Попутно он обрастает «голыми» шумами и треском, иногда ускоряет темп, иногда замедляет его, становится громче, тише, но всегда, куда бы вы не ткнули «бегунок» виртуального плеера, это будет все тот же звук. Второй трек длиннее и разнообразнее, но только за счет статики предшественника. Здесь тоже есть ритм – сначала его формирует жужжание, потом более отчетливо слышна какая-то «домашняя» техника, может быть, компрессор холодильника или кофемолка. Вообще, в отличие от первой части, которая оставила в голове болезненную пустоту, этот отрезок альбома стимулирует фантазию отдалением и приближением звуков и шумом циркулирующей по квартире воды. Да, верно, в голову приходит мысли о квартире, по которой автор ходит туда-сюда с микрофоном, то закрывая двери и оставляя записывающую технику в пустой комнате, где она фиксирует только фоновый гул и звуки из-за стен, то старательно записывает циркуляцию жидкости по трубах, в дальнейшем подвергая полученную запись сильной обработке на компьютере.

     Мог ли любой из нас сделать нечто подобное в режиме реального времени? Думаю, что легко. Другое дело, что это сделал Кодзи, пополнив свою дискографию очередным странно звучащим экспериментом. Странно, но не отталкивающе. Что-то в этом есть, только вот что? Пока решительно непонятно.

http://www.kojiasano.com

Rainbow Serpent & Isgaard – Stranger


Manikin – MRCD 7092, 2010

1. Intense (3:27)    
2. Elements 1 (5:00)    
3. Elements 2 (4:21)    
4. Leave & Love (4:52)    
5. Beyond New Worlds (6:46)    
6. Wide Open Spaces    (5:26)    
7. Gateway (6:38)    
8. Ark (4:31)    
9. Rub Al-Chali (4:35)    
10. Sands Of Time (5:47)    
11. Memory Leaves (7:02)    
12. Stranger (4:15)    
13. Beautiful Child (4:10)

     Совместная работа немецких электронщиков «Rainbow Serpent» и их соотечественницы, певицы Исгаард, добившейся определенного успеха в условном жанре «enigmatic pop со следами церковного хора и певческой академии Гамбурга», еще до прослушивания кажется довольно странной коллаборацией, побужденной вроде как больше дружескими эмоциями, чем осознанной идеей. С одной стороны, ждешь экспериментальной работы, с другой – мысленно готовишься к чему-то в духе дуэтов Исгаард и Schiller`a. И «Stranger», при всех попытках добиться целостности, занял место где-то посередине, соединив вышеозначенные полюса в единое целое только ближе к финалу.

      Герт Винекамп и Франк Шпехт, даром что немцы и издаются на «Manikin records», свой музыкальный мир конструируют в традициях, больше отдающих английской школой электронной музыки с ее тягой к прямолинейным ритмам, техно эффектам и к эмбиентным наслоениям, далеким от медленно развивающихся секвенсорных элегий «берлинки». Вот и здесь ветераны сцены стараются на всю катушку. Находят они время и место для эпического, сгущающего краски вступления «Intense», сразу же отсылающего в мир северных легенд, откуда взято и имя их спутницы в этом путешествии. Две части «Elements» – «умная», но не «заумная» электроника в чистом виде, ритмичная, глубокая, с мощными трансовыми ритмами, цепляющими мелодиями, ангельским вокалом и застилающими небо грозовыми облаками. Отлично. Затем на несколько треков власть переходит в руки женщин, голос Исгаард выходит на первый план и атмосфера быстро светлеет, наполняясь ровными вокальными партиями и псевдооперными вокализами. Это поп-песни, точнее, синтипоп с неплохим и «качающим», но не гениальным потенциалом. Трек «Wide Open Spaces» еще хорош тем, что начинается в совершенно блюзовом духе, внося в альбом неожиданные нотки. «Gateway» занял место между симфоническими мотивами, трайбл-ритмами, гипнотическим битом и размазанными пятнами гитарных сэмплов, открывая дорогу сквозь «Арку», где протяжный мистической зов певицы занимает достойное место. За ней – восточный колорит «Rub Al-Chali» и пустынный эмбиент «Sands Of Time», привычный электронный трек «Memory Leaves», песенная структура которого переходит в заглавную композицию «Stranger» и закрывающую альбом песню «Beautiful Child», заставляющей вспомнить об Энии, к мечтательному стилю которой Исгаард всегда была неравнодушна. Немного неровная, но достойная внимания работа с не совсем понятой идеей.

www.manikin.de
http://www.rainbow-serpent.de
http://isgaard.com