Piotr Kolecki & Molok Mun – The Spices

zoharum
Noisen records, 004, 2012

1. The Spice (2012)
2. Salt (2011)
3. Pepper (1993-1994)
4. Chili (2001)
5. Curry (2002)
6. Rosemary (1994)
7. Curcuma (2002)
8. Thyme (2002)
9. No Sugar, No Meat (2012)

Не уверен, что могу сказать об этих польских музыкантах что-то конкретное – лишь то, что Петр Колеки являлся участником культовой у себя на родине группы «Atman», а Молок Мун вообще в списке исполнителей, приложивших руку к созданию этого альбома, не указан. Петр, надо думать, на протяжении нескольких десятилетий увлекается приправами и специями, которым он вместе с группой товарищей (может быть, это они называют себя Молок Мун?) посвятил композиции, существенно переработав материал, записанный еще в конце прошлого века.

      «The Spice» открывает двери в мир домашних мистерий, когда трайбл-звучание создается из подручных средств в то время, как другие инструменты и предметы, временно в их роли выступающие, в порыве свободной импровизации ткут сложное полотно забытых или только что выдуманных ритуалов. Металлическая перкуссия заставляет порой вспомнить о «Hati», а различные шорохи органики и струи хриплых примитивных мелодий, выдуваемых из деревянных дудочек, помогают оживить в памяти лесные камлания «Enten Hitti». Все это, постепенно обрастая новыми звуками, превращается в подобие театрального действа, где объединились сырая и искренняя в своей необузданности музыка, гипертекст и актерские пантомимы, которые нам, слушателям, не видны, но которые тоже несут свою эмоциональную нагрузку. Постепенно это действо развивается в психоделический акт: тревожные детские вопли и крики дельфинов (ох, неспроста на обложке один из них плывет в струйках крови) отражаются от стен студии и уносятся в космос, откуда музыканты получают «возвратные» сигналы, трансформируемые ими в напряженное сипение тромбона, грохот бубнов, звон поющих чаш и неистовые пляски под трансовый ритм. «Pepper» – это уже замес индастриала и фри-джаза, примитивная, но эффективная электроника подталкивает к выходу в астрал чуть зажатую гитару и блуждающую вокруг трубу, которая никак не может перекричать надрывный шум заполнившего помещение ветра. Ритуальная основа снова возобладает в «Chili», здесь варган отлично впишется в эстетику «рукодельного» псай-фолка, которая перекочует в «Curry», где на фоне космической пустоты будет о чем-то загадочно и несокрушимо-спокойно импровизировать акустическая гитара. У «Rosemary» свой космос, это лесное пространство, возвращение в доисторические ритуалы, правда, в противовес пугающим ночным шумам здесь представлены звуки дневной чащи. Птичьи крики, треск веток, гусли и арфа – получается почти что new age, пусть и немного хаотичный и неоформленный. «Curcuma» базируется на бойкой перкуссии, которая значительно усиливается в «Thyme», трансовом шедевре в стиле «Rapoon». Здесь есть плотные индустриальные наслоения, трансформированные в медленно тающие пустынные миражи на фоне зацикленного сумасшедшего и примитивного (в хорошем смысле) ритма. Финальный трек – еще один ритуал, горловое пение и несколько странных созвучий, которым хорошо подходит замкнутая бесконечность петель.

      Необычно. Пожалуй, упоминание специй здесь уместно на все сто процентов: иногда они придают новый вкус, а иногда способны обжечь, как и эта экспериментальная и очень живая музыка, у которой множество смыслов, изрядно припрятанных в ворохе шумовых «приправ». 

Advertisements

Мира Древо ‎– Озёр Небеса

mira drevo
BioSonar^EleKtro – 021, Zhelezobeton Distribution Division ZHBD-02, 2012

1. Просторы (7:05)   
2. Вниз По Реке (4:29)         
3. Ладога (8:42)        
4. Конь-Камень (9:15)         
5. Отмель Звёзд (6:51)         
6. Огни На Том Берегу (8:40)         
7. Полночь Покинутых Кораблей (9:57)   
8. Гроза (7:26)

      Событием, давшим мощный заряд вдохновения для Скальда, автора «Мира Древо», стало путешествие по Ладожскому озеру, посещение его островов, еще хранящих вполне зримые следы давних времен и событий. Трансформировав свои впечатления в музыкальную форму, автор передал частичку своих эмоций и мыслей слушателю, создав не менее вдохновляющее произведение, после прослушивания которого хочется собрать рюкзак и рвануть первым поездом на Ладогу, чтобы воспринять энергию этих мест, подышать чистым воздухом, поймать на водной глади рассветные краски и всполохи полярного сияния. Одним словом, «Озёр Небеса» пробуждает в душе романтические нотки и подталкивает на неторопливые размышления о вечном единстве природы и человека.

     Альбом реализован в стилистике «фолк эмбиент». Здесь удачно объединены атмосферные электронные зарисовки, порой напряженные «энигматические» ритмы, превращающиеся постепенно в громогласные отголоски ритуальных действ, природные звуки, среди которых преобладает очень реалистичный плеск воды (кажется, что волны озера плещутся прямо у ног, можно нагнуться, протянуть ладони и прикоснутся к ним, ощутить на пальцах освежающий холод). Также Скальд, помимо электрогитары, играет на многих народных инструментах – варгане, флейтах и дудочках, гуслях, поющих чашах, активно задействована металлическая перкуссия в виде палочек и ветряных колокольчиков, а также различные шуршащие и трещащие предметы. Мелодии просты и лаконичны, хорошо ложатся на слух – им веришь, как и историям, составляющим основу каждой композиции. Следишь за развитием музыкальной темы, идешь на зов дудочек и таинственных голосов, смотришь на название трека – и тут же выстраиваешь в воображении яркую картину, ловя отражение неба в озере (или озера в небе?), разглядывая вереницы узких тропок, которые вместе с устьями рек ведут к озеру, к его островам, на каждом из которых история отпечатала свои следы, будь то древний Конь-камень, хранящий память об обрядах предков, или же заброшенные бункеры и ржавые остовы лодок, стоящие памятниками победы природы над техногенной цивилизацией. «Мира Древо» рисует Ладожское озеро разным – спокойным, буйным, залитым солнечным светом и хранящим загадки ночной тишины, остуженным ревом холодной метели. Стоит отметить, что автор, реконструируя  языческую ритуальность во многих композициях (что кажется вполне логичным применительно к теме), не ставит ее во главу угла – это часть истории места, в том числе и духовной, но на равных правах здесь существует и перезвон колоколов Валаамского монастыря, без которого Ладогу также уже трудно представить. Очень живописный альбом, открывающий места и явления, к которым хочется прикоснуться в реальной жизни.

      

http://zhb.radionoise.ru

Philippe Lamy ‎– Slowfast

dr-04_sm1
Dronarivm – DR-05, 2012

1. Esne (10:39)          
2. Fai (8:27)    
3. Grammo (6:44)       
4. Fra (7:37)   
5. Tip (6:24)   
6. Bloud (7:42)           
7. Gour (8:29) 
8. Phnow (8:36)

     Для кого-то окружающий мир – пустыня, для кого-то – сон. Французский художник, скульптор и музыкант Филипп Лами на своем альбоме «Slowfast» использует образ одиноко бредущего по пустыне человека, память которого «догоняет» его многочисленными звуками из прошлого. У меня этот CD ассоциируется с пространством сна, глубокой пропастью подсознания, в которую медленно падаешь вместе с раздробленными на тысячи кусочков воспоминаниями, образующими абсурдный в своей нарочитой целостности калейдоскоп.

     Лами, используя препарированные и оставленные без изменений «полевые записи» и стилистику минималистичного ambient`a, создает очень насыщенные звуковые полотна, находящиеся в процессе постоянной трансформации – видимо, так должны выглядеть созданные воображением художников картины будущего, где все краски подвижны и постоянно перемешиваются друг с другом, ежесекундно создавая новые образы. Нечто похожее происходит во сне, и, как бы доказывая возможность такой трактовки своей музыки, Филипп постепенно стирает грань реальности то набегающими волнами, то собственным дыханием, то каплями дождя или же шорохом песка. Выведя сознание слушателя за эту грань, музыкант вводит его в пространство, которое на первый взгляд неотличимо от реальности, только в нем все уплотнено в несколько раз. Здесь самые разнообразные звуки окружают со всех сторон, голоса природы сливаются с механическими шумами, городской фон и суетливая сутолока толпы, разбавленная криком и шепотом одиночек, разрываются на молекулы, которые в конечном итоге, путем сложной трансформации, формируют плотные сферы мощного трансцендентного гула. И эти сферы, медленно вращаясь, притягивают к себе все эти привычные элементы реальности, замедляют их или же ускоряют силой своей гравитации, придают новое звучание и, в конце концов, поглощают, открывая путь в следующий рисунок автора, где все повторяется, являясь при этом абсолютно неповторимым.

       «Slowfast» сложно описать более простыми словами – это одна из тех вещей, которая вызывает у каждого совершенно индивидуальные впечатления. Скажу лишь, что это действительно талантливая работа, со своим звучанием, со своими удачными попытками превратить повседневные шумы в тихое эхо мелодий, которое будут звучать только в вашей голове. Со своим настроением, наконец, что очень важно.

http://dronarivm.com

Klaus Schulze ‎– La Vie Electronique 12

klaus 12
MIG – MIG 00752 3CD, 2012

CD1:

Picasso Geht Spazieren – First Movement
1. The Valley Of Wild Flowers (6:16) 
2. Night Owls  (2:35)  
3. Einheimische Kentauren (9:22)        
4. Treibsand (2:08)     
5. Flying Elephants (3:47)       
6. Creative Chaos (17:29)      
7. Gezähmtes Feuer (6:16)      
8. Consider The Lilies (2:35)   
9. O Great Blind Horses (9:22)           
10. Roses Of Shadow  (5:54)  
11. Unsere Erde Ist Vielleicht Ein Weibchen (12:52)   

CD2:

Picasso Geht Spazieren – Second Movement
1. The Forest Of Dreams (7:07)         
2. Geheimnis Des Wassers (8:27)       

Picasso Geht Spazieren – Third Movement
3. Der Wal In Wut (7:48)       
4. Angora Love (6:01)
5. Les Feuilles Mortes (8:50)  
6. Wilde Blume (3:17) 
7. Lebendigen Pflanzen (5:30) 
8. Je Suis Comme Je Suis (5:02)         
9. The Fish Doesn't Know Water (5:57)         
10. Ohne Schein Der Anstrengung (3:26)        
11. Vergebliche Delikatesse (7:18)     
12. Réel Et Surréel (Je Suis Comme Je Suis, Pt. 2) (7:01)

CD3:

 The Music Box
1. The Music Box (5:42)         
2. Awake, My Soul (5:40)      
3. Höre Die Uralten Worte (2:50)       
4. O Che Sciagura D'Essere Senza Cogl (8:32)          
5. Recht Launisch (11:23)       
6. Wir Sind Sehr Wenige (14:13)        
7. Fire Is Water Falling Upwards (11:23)       
8. Wittgenstein! (3:10)
9. Übrigens Sterben Immer Die Anderen (2:48)          
10. And What About A Zebra? (2:52)
11. The Mental Jukebox (2:51)           
12. Fade Away (7:46)

      Продолжаем следить за  «La Vie Electronique», гигантской и, наверное, теперь уж точно самой полной антологией творчества Клауса Шульце, вобравшей в себя его студийные работы, концертные выступления, саундтреки и даже интервью, все то, что не вошло на его «номерные альбомы». В отличие от десятидисковых «Silver Edition» и «Historic Edition», а также от двадцатипятидисковой «Judilee Edition», «La Vie Electronique» изначально придерживается хронологического порядка и позволяет нам проследить за развитием творческого пути Шульце, за переменами в звучании его музыки, оценить влияние исторических событий и персоналий.

     На очереди – интересный период в биографии немца, 1992-1994 годы. Два диска здесь занимает сочинение «Picasso Geht Spazieren», которое биограф и компаньон музыканта, Клаус Мюллер называет самой долгой из сочиненных Шульце композицией, хотя на деле это все-таки множество треков, объединенных общей идеей. Сочинялось все это в качестве саундтрека для фильма, но создатели картины не смогли или не захотели заплатить за полученный материал, который лег в ящик, правда, ненадолго. Увидев свет в рамках «Historic Edition», «Picasso Geht Spazieren» быстро полюбился поклонникам, которые не единожды включали эту работу в топ лучших работ немца. Не совсем уверен, что я целиком поддерживаю это – субъективно, конечно, это занимательное и сложное произведение, и Шульцеведам, понятное дело, интересно выискивать здесь явные и не очень аллюзии, но иногда мозг реально закипает. Когда-то, примерно в те же годы, в мир музыки пытались вбросить новый термин «сэмплоделика» – вот он-то «Picasso Geht Spazieren» описывает сполна. Здесь Клаус сэмплирует очень активно, забивая в сэмплер голоса,  оперные арии и церковные хоралы, прогоняя звуки природы через фильтры и получая истеричные и неживые вопли чаек и обрывки фраз, из которых строятся дерганные, нервные треки с богатым набором ритмов, лишенных привычной трансовой последовательности и все время то прерывающихся, то стартующих в самый неожиданный момент, то резко сменяющих друг друга. Создается впечатление, что в сэмплер загнаны не только голоса, но и вообще все звуки, так или иначе характерные для звучания музыки Щульце. В стремлении сделать нечто эпохально-психоделическое Клаус легко вставляет целые фрагменты своих предыдущих сочинений, то ускоряя их, то, наоборот, замедляя, помещая в оболочку из оркестрового эмбиента, раскатистых ударов и въедающихся в мозг резких электронных эффектов. Впрочем, для творчества Пикассо трудно подобрать что-то более похожее из мира музыки. Но вот оригинальных идей здесь маловато, это все то же самое, чем занят немец в конце восьмидесятых – начале девяностых, разве что энергетики и неистовства (или же хулиганства, можете спорить, но порой это – одна из движущих сил в творчестве Клауса) гораздо больше, словно автор позволил себе выйти за рамки, не планируя изначально «Picasso Geht Spazieren» к изданию как полноформатный релиз.

      Записанное в 1993 году произведение «The Music Box» изначально носило название «Meditation 1», и было подарено организации «Guttermplers», которая занимается помощью алкоголикам. Это собрание умеренно-спокойных треков, которые, беспрерывно следуя друг за другом, образуют спокойную и рассудительную симфонию, с привычным, однако, для Шульце нервным напряжением трансового рисунка электронной перкуссии. Здесь Клаус играет на пианино, сэмплирует саксофон и флейты, опять же, извлекает голоса и оперные партии, располагая полученные с их помощью психоделические импровизации на эмбиентном фоне. Можно смело отметить состоятельность «Музыкальной коробки», но в ее самостоятельности возникают вопросы. По сути, все эти треки представляют собой изысканные (что есть, то есть) вариации на тему композиции «Decent Changes» из альбома 1990 года «Miditerranean Pads», которая в свое время задала новое направление творчества Клауса, и по которому тот благополучно «поплыл», мало что меняя в звучании на протяжении многих лет. Впрочем, это – одна из любимых вещей в дискографии музыканта, и возвращение в этот, не побоюсь этих слов, огромный звуковой мир, любовно выстроенный из фантастических образов и пустынных миражей, оказался приятным событием.

     История одного из гениев электроники продолжает последовательно раскрываться в серии «La Vie Electronique», которая все-таки останется вне критики – и из-за ее значимости, и просто из-за фанатской привязанности.

     

http://www.mig-music.de

SiJ ‎– Influence Of Darkness

sij_front_small
Radiodrone Records – RD-10, 2012

1. When The World Screamed (03:35)           
2. I Hear A Voice Of Urban Noise Asking Me For Influence Of Deep (11:50)          
3. See. It Just (10:27) 
4. Żům (09:36)
5. Ambiguity (08:55)

      Многие музыканты примеряют на себя миссию проводников, способных провести слушателя по разным уголкам реальности. География этих разниться от жарких пляжей и домашнего уюта до холода вечной мерзлоты, а их метафизика охватывает как бездны подсознания, так и глубины мироздания. Особенно часто личину проводников примеряют артисты, избравшие для себя постиндустриальное пространство. Впрочем, свои «услуги» они, как правило, не навязывают, за собой специально никого не ведут, и в своей мизантропии, часто выставляемой напоказ, оставляют слушателю выбор, идти ему вслед за одинокой фигурой, медленно тающей в ломаной архитектуре индустриальных пейзажей, или остаться в относительной безопасности привычной реальности.

     Вслед за украинским музыкантом Владиславом Сикачем, идти, безусловно, стоит. Правда, нужно захватить с собой мощный фонарик – будет темно. Исследуя тьму и ее влияние на окружающий мир, Владислав ведет «экскурсию» по заброшенным промышленным районам, в которых сгустившийся мрак ночи лепит из пропитанных страхом теней и хаотичных руин зданий свой собственный мир. Приемы «SiJ», в общем, просты и хорошо изучены поклонниками темного эмбиента – это и наслоения утробного гула, обступающего со всех сторон, и фантомные голоса, и лязг железа, обеспечивающий «Influence Of Darkness» гипнотическим ритуальным ритмом. Это и бескрайние монохромные территории, и крики воронья, и шорохи по углам. Это и эхо дыхания большого и живого мегаполиса, которое доносится сюда, в эту пустошь, с заметным опозданием, но еще раздувает несколько искр в почти потухших кострах. Впрочем, в привычном хаосе промышленных районов «SiJ» задерживается недолго, осознавая, что тьма притаилась не только здесь – и уже в «See. It Just» мы, вслед за музыкантом, возвращаемся в город с его вечерней сутолокой, гомоном прохожих и лязгом механических сочленений общественного транспорта. И здесь мы видим тонкую и постоянно истончающуюся грань света и тьмы, медленное наступление мрака на город, на массу людей, которые, подсознательно чувствуя неминуемое соприкосновение с темнотой, нервно шутят и ускоряют шаг, стараясь успеть домой. А дома ждут близкие, искусственный свет, и, возможно, даже аутичный механический перезвон детских игрушек («Ambiguity»), дающий проблески веры в то, что ночь минует сей дом и его обитателей. Лучик этой надежды вроде как брезжит в самом финале альбома, в центре уравновешенного оркестрового гула, но его попытки разрушить тьму тщетны.

     Вовлечение в эмоциональное пространство музыки «SiJ» обеспечивает объемным, насыщенным и очень качественным звучанием, где в каноны dark ambient`a органично вплетены элементы смежных жанров, от документальности полевых записей до трансцендентной меланхолии drone ambient`a, и где нет двух одинаковых треков. Иногда «Influence Of Darkness» пробирает до костей, иногда – заставляет задуматься и даже помечтать.

   

http://radiodrone-records.com
http://sijmusic.bandcamp.com

Roland Etzin – TransMongolian

transmongolian-roland_etzin-gruenrekorder
Gruenrekorder, Gruen103, 2012

1. Portrait 1 (Recorded in Russia, 08/2010)
2. Portrait 2 (Recorded in China, 08/2010)
3. Portrait 3 (Recorded at Lake Baikal, 08/2010)
4. Portrait 4 (Recorded in Mongolia, 08/2010)
5. Portrait 5 (Recorded in South Korea, 09/2010)
6. Portrait 6 (Recorded in Japan, 10/2010)

    Все-таки некоторые «экспириенсы» лучше доверить другим людям. Лично я, стоит мне только оказаться в поезде дальнего следования, начинаю грезить о романтичной профессии проводника – правда, уже спустя сутки я дико жалею, что оказался на этих жестких полках возле металлического стола на одной ножке, на котором дребезжат вечные стаканы в подстаканниках. А вот Роланд Этцин провел в пути гораздо больше времени – и ничего, как истинный художник, он смог перевести банальности (хотя для иностранца выбранный маршрут явно не банален) долгого путешествия в путевые заметки, приявшие в итоге одну из выразительных форм современного искусства.

    Путешествие по Трансмонгольской железной дороге начинается с того, что до нее надо еще как-то добраться. Путь Роланда начинается с Москвы (диск дополнен карандашными рисунками, выполненными с детским, наивным взглядом на мир, и уже первый из них запечатлел Кремль), с вокзала. Точнее, с зала ожидания, где мало народа (запись сделана явно не в столичном вокзале, это какой-то уже далекий и куда как менее населенный город), много пространства и где продолжается вечный ремонт. Затем мы, вслед за автором, попадаем в вагон и можем вновь пережить то очаровательное в своей бессмысленности чувство восторга, когда огромный железный монстр, громыхнув где-то прямо под нами, начинает двигаться, медленно набирая ход. Путешествие началось, и будет оно долгим, растянувшись от России и до Японии.  Мимо озера Байкал (посидим на его берегу и услышим, как тихо, вкрадчиво плещутся у наших ног его волны), по бескрайней монгольской степи (погостим в скрипящем на пронизывающем ветру домике кого-то из местных старожилов), минуя десятки пустынных полустанков, оглушающих своей абсолютной тишиной. Китай, Южная Корея – это финал пути, экзотические точки на карте, полные шума, гомона, сутолоки, звуков цивилизации, которые в финальном треке сливаются в радиокакафонию и абракадабру спятившего оркестра. От этого хочется сбежать, остаться один на один с привокзальной тишиной, слушая лишь стрекот насекомых, ставший таким привычным металлический гул остановившихся на ночевку локомотивов, да скрип гравия на насыпи возле железнодорожных путей.

     Кажется, что одна из целей альбома – передать масштабы стран, которые промелькнули за мутным окном вагона. Наверное, эти огромные пустые территории кажутся чем-то невероятным обычному европейцу, их подавляющая, раскинувшаяся до горизонта тишина и подавляет, и зовет за собой. Ощущение этого очень хорошо передано в этих шести звуковых портретах, тихих зарисовках из непонятной и загадочной, живущей, кажется, вне привычного для всего остального мира времени Азии.

http://www.gruenrekorder.de

Angus Carlyle & Rupert Cox – Air Pressure

air_pressure-gruenrekorder
Gruenrekorder, Gruen094, 2012

1. In The Forest Clearing (Totoro) (3:40)
2. From Over The Perimeter Wal (8:46)
3. Weighing Things Up (6:26)
4. Under Wraps (3:26)
5. Past The Coop, Just By The Sty (6:27)
6. Chives? Onions! Negi (4:05)
7. Upstairs In The Egg House (6.33)
8. Wheels on Brown Earth (7:10)
9. At The Kitchen Table (4:07)
10. A Soundfilm (10:00)

      Нужно обратиться к Истории, чтобы понять задачи, поставленные перед авторами «Air Pressure», Ангусом Карлайлом и Рупертом Коксом. История эта произошла в Японии, но, ее особенность такова, что случится она могла (и с большой вероятностью случалась не раз) в любой стране мира, мне даже сдается, что в нашей родной России ее бы и за Историю с большой буквы не приняли. Тем не менее, познакомимся с господином Симамура и его семьей – последними фермерами на плодоносном участке земли, который после Второй Мировой принадлежал сотням фермерских хозяйств, а  1966 году, не избегнув долгих судебных тяжб, открытого противостояния и человеческих жертв, был отдан под строительство Международного Аэропорта. Ферма Симамуры находится практически на территории аэропорта, что не мешает ее обитателям вести хозяйство: выращивать овощи и фрукты, разводить домашних животных, собирать урожай, и все это под непрекращающийся рев заходящих на посадку и взлетающих самолетов, пассажиры которых, глядя сверху на зеленое благолепие, наверняка в своем умилении не догадываются, сколько труда и сил стоит выживание на этом клочке земли.

      Карлайл и Кокс движимы не только своим энтузиазмом, но и поддержкой нескольких фондов и организаций, что помогает привлечь к этой ситуации внимание и выпустить в итоге не просто диск с полевыми записями, а целую книгу, хорошо иллюстрированную и дополненную солидным звуковым материалом, позволяющим создать полную картину. О семье Симамура авторы «Air Pressure» рассказывают не для того, чтобы привлечь внимание правозащитников или сторонников радикальных мер, наверняка Ангус и Руперт и сами прилетели в гости на самолете, который приземлился здесь же, недалеко от теплиц и загонов для животных, и наверняка они прекрасно понимают, что поступь цивилизации не остановить. Натуральное хозяйство – это, конечно хорошо, но вот аэропорт нужен гораздо большему количеству людей. Да и сами обитатели фермы вряд ли претендуют на общественную жалость, на жизнь они не жалуются, делают то, что у них получается лучше всего и, наверное, не совсем уютно чувствуют себя в качестве символа старого, сельскохозяйственного мира. Так что звуковая экскурсия на эту ферму проходит под знаком позитива, преодолевая трудности перевода, хозяева и гости находят общий язык и участвуют в совместных действиях, которые на любом участке одинаковы. Поливка, прополка, защита растений от проливного дождя с помощью навеса из пленки, тихие женские будни на кухни и редкие минуты полной тишины и абсолютного комфорта, позволяющие вздохнуть полной грудью. Жаль только, очередной «Боинг», уносящий в небо своих пассажиров, накроет через пару секунд своим шумом этот идеалистический уголок на самой кромке промышленной цивилизации. Что поделать, с этим звуковым давлением не поборешься…

 
 
http://www.gruenrekorder.de