Rapoon ‎– To West And Blue

Rapoon west and blue

Zoharum ‎– ZOHAR 054-2, 2013

 

1. East Window Lights (5:51)

2. Solace (9:33)

3. The Gold Of Salvation (4:01)

4. A Heavy Door Locked (5:23)

5. Broken Eagle, Broken Sunset (6:57)

6. An Angels Breath (16:25)

7. To West And Blue (14:33)

 

Альбомом «To West And Blue» Робин Стори отмечает сразу два юбилейных события в своей творческой биографии: данный диск стал пятым релизом, который мэтр выпустил на лейбле «Zoharum» (и первым «новым», до этого поляки выпускали сборники неизданного и старые вещи), и, что наиболее важно, пятидесятым «полноформатником» «Rapoon». По этому поводу, или по какому другому, но здесь Робин решил обратить свой взгляд на западный мир, который, как можно понять из названия, вызывает у него меланхолию и грусть своим несоответствием духовным ценностям автора. Стори, конечно, может полностью отдаться этим чувствам, что он и делает на первых двух композициях: в «East Window Lights» отстраненный и чуточку печальный эмбиент с налетом ностальгии обитает в пространстве привычных этнических шуршалок, развернутых задом наперед, в «Solace» же Стори оправляется в долгую прогулку по урбанистическим территориям, отражая в музыке гулкое эхо мостов и переходов, по которым где-то, за стеной или в другой реальности, мчаться машины. Все это подано в крайне тихой, созерцательной манере. Далее Робин доказывает, что и на пятидесятом альбоме он способен найти то, чем может удивить своего постоянного слушателя: «The Gold Of Salvation» явно обитает в космическом пространстве, ностальгически-заботливо заполненном спиралями винтажных НФ-сигналов и искаженными голосами, напоминающими фильмы о пришельцах. Следом за дальним космосом Стори начинает искать проходы в космос ближний, существующий в подсознании каждого из нас и хранящий огромное множество личных секретов. Психоделические миры «A Heavy Door Locked» и «Broken Eagle, Broken Sunset», объединяющие постиндустриальную эстетику с подлинным шаманизмом, заставляют видеть мир под странным, постоянно меняющимся углом зрения. Кажется, что эти звуковые колоссы медленно осыпаются песком,  принимающим совсем другие формы, непонятные (и оттого немного пугающие) и абстрактные, в которых каждый волен увидеть что-то свое. Эти проходы открываются и ведут к настоящему катарсису – «An Angels Breath». Погружаясь в возвышенное сияние ангельских хоралов, тая в их лучезарной мощи, вы переживете шестнадцать незабываемых минут, равных вечности. Робину с такими треками, взывающими к самым потаенным аспектам бытия, честное слово, можно обращать атеистов в веру. Запредельная, сталкерская композиция. Завершает же альбом заглавная вещь «To West And Blue» – пожалуй, самая «стандартная» из всех представленных, хранящая традиционный стиль «Rapoon» в переплетениях архаичных ритмов, голосов шаманов и грубоватых петель, задерживающих внимание до самого конца. Что характерно, несмотря на название, этот трек воспринимается как вполне оптимистичный, напоминающий о том, что после долгой ночи всегда приходит рассвет.

Одновременно и вполне узнаваемый, и полный неожиданностей, которые прекрасно вписываются в общую эстетику «Rapoon», альбом. Стори мастерски исследует чувства, образы и звуки, ведя за собой слушателя по лабиринтам их непростых пересечений, опуская его в самые глубокие бездны, оставляя наедине с привычной серой реальностью и поднимая на недосягаемые высоты. Отличный альбом.

 

www.zoharum.com

www.rapoon.net

Bruce Gilbert & BAW ‎– Diluvial

Bruce Gilbert And BAW.

Touch ‎– TO:87, 2013

 

1. The Void (8:40)

2. The Expanse (11:55)

3. Dry Land (9:56)

4. Lights (13:24)

5. Creatures Of Sea And Air (10:23)

6. Beasts Of The Earth (9:38)

7. Rest/Reflection (9:55)

 

В то время, как большая часть жителей Земли готовиться к тому, что в ближайшее время воды на планете может стать слишком мало, другие люди уверены о том, что воды скоро станет слишком много – развивая идеи глобального потепления, они готовятся к новому всемирному потопу, заодно размышляя на тему аналогичных событий, имевших место в истории и нашедших отражение в мифах и легендах. Участник панк-культа «Wire» Брюс Гилберт и дуэт «Beaconsfield Art Works» в составе Дэвида Кроуфорда и Наоми Сидерфин записали альбом «Diluvial» как отражение этих идей, связанных как с первыми днями творения, в один из которых Бог создал воду, так и с эсхатологическими концепциями, когда он может все ею и закончить. В основу материала легли полевые записи, сделанные возле «большой воды» на пляжах Англии и подвергнутые в дальнейшем электроакустическим преобразованиям, а также мелодии и текстуры из авторских архивов, хранящие память о различных инсталляциях и перфомансах. Итог – глобальное музыкальное произведение, полностью погружающее в бездны звука, рисующее картины масштабные, пугающие и завораживающие. Плотный, многослойный и абстрактный гул, в глубине которого различные процессы образуют водовороты и катастрофические в своей неукротимой мощи перемещения пластов, зачастую кажется слишком «нечеловеческим», темным – атмосферу без света, людей и признаков привычно-разумной жизни подчеркивают записи, где ветер гуляет над пока еще сохранившимися островками суши, постепенно сгоняя с них остатки почвы в мировой океан; где тяжелый ливень прорывает последние линии обороны, сметая на своем пути мокрой шрапнелью следы человеческого присутствия. Авторы рисуют неуютный с точки зрения человека космос, неисследованный и непокоренный, хранящий свои тайны, которые периодически прорываются на поверхность эхом глубинных процессов и вспышками огней с самого дна, выстилаются на потревоженной глади трескучими помехами явно техногенного свойства. Эти вкрапления периодически вызывают у слушателя вопросы в исправности его акустической системы, которая порой не справляется с тяжелыми массивами звука, способными, однако, очень быстро перейти от мрачности бесконечных глубин к мелодическим, атмосферным эмбиентным переливам, приятно покачивающим на своих волнах. Между этими состояниями авторы выдерживают идеальный баланс, возможный, пожалуй, только в превосходно отлаженной системе, избавившейся от всяких дестабилизирующих элементов и создающей своих новых обитателей с учетом старых ошибок – и наличие этого баланса, видимо, и является главной идеей создателей «Diluvial», намекающих своим впечатляющим диском на то, что пора бы подумать о «балансировке» нашего мира сейчас, пока мы еще находимся в сфере интересов окружающей реальности, уже готовой списать нас со своих счетов. Яркое и сильное высказывание в семи частях, каждая из которых неповторима и превосходна.

 

http://touchshop.org

Mirrorman & India Czajkowska ‎– Secretia

secretia

Zoharum ‎– ZOHAR 052-2, 2013

 

1. Slavery

2. Distant Lights

3. At The Gates of Silence

4. Kingdom of Calmness

5. Hidden

6. 11 More Days

7. The Unknown

8. Ashes

9. The Prophecy

 

В детстве многие из нас (но, в основном, конечно, девовки) создавали «секретики» – небольшие тайники где-нибудь в песочной ямке, в которых под осколком стекла или пластика прятались незатейливые узоры из фантиков, листиков, стекляшек и прочей мелочевки. Создание «секретика» – один из детских ритуалов, ныне почти себя изживший, особое значение придавалось тому, как долго удавалось сохранить его местонахождение в тайне, немаловажным было и то, кому можно показать его, а кому нельзя. Нечто подобное сделали музыканты польской группы «Black Glass» на своем последнем альбоме, где, среди прочего, удобно разместились несколько треков, записанных с вокалисткой Индией Чайковской. Это произошло в 2009 году и так бы и осталось их маленьким «секретиком», но недавно к этой идее вернулся «Mirrorman», правопреемник распавшейся группы, вновь объединивший свои силы с Индией.

«Mirrorman» создает сумрачный трип-хоп, в который госпожа Чайковска, прославившаяся в узких кругах сольным альбомом на лейбле «Hic Sunt Leones»  «самого» Стефано Массо, привносит нотки сонного этериала, пряную терпкость востока (но это по-минимуму) и меланхоличную отстраненность, свойственную мечтательным и романтичным натурам. Параллельно все это поддерживается точно попадающими в тему фотографиями Агнешки Мотики, которые смело можно отнести к одной из важных составляющих альбома. Получается такой вот саундтрек для девушкиного сна – саундтрек, в котором рельефные и угрюмые басовые линии и гитарная психоделия, плотно упакованная в кокон вгоняющего в транс эмбиента, подернутого притягивающей к себе иррациональной темнотой, одновременно напоминают как об укуренных бристольских гениях жанра вроде «Massive Attack», так и о ранних альбомах «Antimatter» вроде «Lights Out», в то время, как шуршащие IDM-ной крошкой треки оживляют в памяти хрупкие звуковые образы, созданные в свое время Бьорк. Трансовое состояние усиливает и голос Индии, когда начинает множиться, ветвится, когда слова проникают друг в друга и остаются еле слышным эхом на поверхности музыки, подернутой пульсациями плотного бита, в каждом из треков звучащего чуть иначе. Какие-то отдельные треки выделить на «Secretia» сложно, альбом звучит как единое целое, хотя просто переполнен различными образами, четкими и размытыми, какие только может породить дремлющее сознание, так что каждый слушатель отыщет здесь свой, персональный «секретик».

 

http://zoharum.com

secretia

Zoharum ‎– ZOHAR 052-2, 2013

 

1. Slavery

2. Distant Lights

3. At The Gates of Silence

4. Kingdom of Calmness

5. Hidden

6. 11 More Days

7. The Unknown

8. Ashes

9. The Prophecy

 

В детстве многие из нас (но, в основном, конечно, девовки) создавали «секретики» – небольшие тайники где-нибудь в песочной ямке, в которых под осколком стекла или пластика прятались незатейливые узоры из фантиков, листиков, стекляшек и прочей мелочевки. Создание «секретика» – один из детских ритуалов, ныне почти себя изживший, особое значение придавалось тому, как долго удавалось сохранить его местонахождение в тайне, немаловажным было и то, кому можно показать его, а кому нельзя. Нечто подобное сделали музыканты польской группы «Black Glass» на своем последнем альбоме, где, среди прочего, удобно разместились несколько треков, записанных с вокалисткой Индией Чайковской. Это произошло в 2009 году и так бы и осталось их маленьким «секретиком», но недавно к этой идее вернулся «Mirrorman», правопреемник распавшейся группы, вновь объединивший свои силы с Индией.

«Mirrorman» создает сумрачный трип-хоп, в который госпожа Чайковска, прославившаяся в узких кругах сольным альбомом на лейбле «Hic Sunt Leones»  «самого» Стефано Массо, привносит нотки сонного этериала, пряную терпкость востока (но это по-минимуму) и меланхоличную отстраненность, свойственную мечтательным и романтичным натурам. Параллельно все это поддерживается точно попадающими в тему фотографиями Агнешки Мотики, которые смело можно отнести к одной из важных составляющих альбома. Получается такой вот саундтрек для девушкиного сна – саундтрек, в котором рельефные и угрюмые басовые линии и гитарная психоделия, плотно упакованная в кокон вгоняющего в транс эмбиента, подернутого притягивающей к себе иррациональной темнотой, одновременно напоминают как об укуренных бристольских гениях жанра вроде «Massive Attack», так и о ранних альбомах «Antimatter» вроде «Lights Out», в то время, как шуршащие IDM-ной крошкой треки оживляют в памяти хрупкие звуковые образы, созданные в свое время Бьорк. Трансовое состояние усиливает и голос Индии, когда начинает множиться, ветвится, когда слова проникают друг в друга и остаются еле слышным эхом на поверхности музыки, подернутой пульсациями плотного бита, в каждом из треков звучащего чуть иначе. Какие-то отдельные треки выделить на «Secretia» сложно, альбом звучит как единое целое, хотя просто переполнен различными образами, четкими и размытыми, какие только может породить дремлющее сознание, так что каждый слушатель отыщет здесь свой, персональный «секретик».

 

http://zoharum.com

Emmanuel Allard ‎– Nouvelles Upanishads Du Yoga

Allard

Baskaru ‎– karu:25, 2013

 

1. Antimoine (9:35)

2. Refuge (3:41)

3. Séance (6:58)

4. Elan (4:32)

5. Adelphi Wave (Phytian Walks) (7:15)

6. L’Art Noir (8:19)

7. Gold Rand (15:07)

 

Конечно, прочитав название этого альбома, автоматически начинаешь думать о том, какая музыка обычно звучит, когда человек или группа людей занимаются йогой – и, конечно, первым делом думаешь о спокойном нью эйдже с восточными мотивами, обеспечивающими экзотический колорит и полное погружение в процесс. Очевидно, у Эммануэля Алларда особое мнение по этому вопросу, и с йогическими практиками он связывает совсем другую музыку – и, послушав его «Nouvelles Upanishads Du Yoga», я более чем уверен, что это его мнение разделят, мягко говоря, далеко не все любители как музыки, так и йоги, но тем и ценна тусовка экспериментальной сцены , что всегда охотно прислушивается к голосу одиночки, у которого есть в запасе пара оригинальных идей.

Наверное, это самый странный и сложный для прослушивания диск в коллекции французского лейбла «Baskaru». Для его создания Аллард использовал только «Buchla 200e», аналого-цифровой модульный синтезатор. С его помощью Эммануэль генерирует однородные тона, шумы, сигналы и просто помехи, неизбежно возникающие в результате его спонтанных импровизаций – затем все это, вместе и по-отдельности, собирается в семь композиций, каждая из которых станет хорошим испытанием для вашего слуха, нервной системы и терпения. Нервозные фидбеки, имитирующие в начале «Antimoine» панические вопли, рассеиваются до потерянного где-то в бесконечной цифровой пустоте придушенного свиста, из которого вырастают гудяще-звенящие «однородности», островки относительной статики, через некоторое время замещаемые звуками, которые можно получить, если водить микрофоном по какой-либо поверхности или же просто оставив его на порывистом ветру «Refuge». «Séance» – это сложный гибрид шумов и коротких, паразитических цифровых сигналов, настолько далеких от привычной человеческой логики и оттого нервирующих на подсознательном уровне, что даже внезапно сменяющая их тишина размазанного гула воспринимается как очень «нервная». В противовес и, одновременно, в продолжение этой темы, «Elan» образована из однородного голого тона, приправленного шершавыми шумовыми структурами, которые, набирая силу, к началу «Adelphi Wave» эволюционируют до агрессивного (опять же, по «нечеловеческим» меркам) digital noise, вспышками ультразвукового безумия которого хорошо «приобщать» соседей к правильной музыке. Облегчением этому безумию служат тихие и интеллигентные электроакустические симфонии «L’Art Noir», а под занавес альбома «Gold Rand» соединяет в пластилине плотного баса все мельчайшие звуки, услышанные ранее и много чего еще, добытое из пространства с помощью выкручивания ручек «Buchla 200e».

Не знаю, как насчет йоги, но и в другой обстановке «Nouvelles Upanishads Du Yoga» требует концентрации и внимания. Музыка для инсталляции в вашей голове, математическая задачка, решить которую предстоит с помощью электроакустических формул.

 

www.baskaru.com

Cisfinitum ‎– Industriewerke 2002-2012

oc-cisfinitum-industriewerke-2002-2012

Old Captain ‎– OCCD09, 2013

 

1. Slide

2. Unmoeglichkeit

3. Audiochemie

4. Curse

5. Curve

6. Satellite

7. Viderunt Omnes

8. Wolves

 

Данный сборник вобрал в себя индустриальные работы Евгения Вороновского (и людей, в разное время входивших в пространство «Cisfinitum»), издававшиеся на протяжении десяти очень плодотворных лет на различных компиляциях, многие из которых сейчас в виде физического носителя представляют определенную коллекционную ценность. Закономерно, что композиции поданы в хронологическом порядке – так проще и интереснее отследить творческий путь музыканта, услышать, как менялся его саунд и его мировоззрение

.

«Slide» напоминает о ко втором фестивале «Heilige Feuer», а также отсылает память к закромам шведской фабрики холодного мяса, рабочие которой задавали тогда настроение почти что всей постиндустриальной музыке в нашей стране. Многослойное полотно композиции что тогда, что сейчас лично у меня вызывает стойкие ассоциации с сюжетом «Терминатора»: типичный нордический катакомбный dark ambient с грохотом бочек и вибрирующим терменвоксом, переплетаясь с вариациями на классические темы (академическое образование – сильнейшая сторона Вороновского, позволяющая ему не просто шуметь и греметь), постепенно наполняется шумом вышедших из-под людского контроля механизмов, получивших сигнал «Скайнета» и начавших уничтожение человечества, что хорошо подчеркивают далекие раскаты взрывов и тяжелая маршевая поступь стальных легионов апокалипсиса. Прямиком за ними следуют два трека со сборника «Land:[Schaft]»: и, если «Unmoeglichkeit» фиксируется на тревожно жужжащей минималистической мелодии, пропущенной через все круги северного индустриального ада, то в «Audiochemie» сирены, винтажные синтезаторы, радиошумы и постепенно нарастающие помехи прорываются в космос и, задавая напряжение трескучим фрагментарным ритмом, Евгений смело заходит на территорию другого культового проекта, «Bad Sector», причем делает это настолько талантливо, что несколько задвигает «оригинал».  Идущие далее две композиции с «дроновской» семерки «VS» – возможно, самое шумное, что выходило в этой серии. Эхо космических катаклизмов, все заполняющий плотный гул, звон и грохот, дисторшированные вопли и абсурдные обрывки фраз (напоминающие о феномене «электронных голосов»), всепроникающий треск и потусторонние шорохи – одним словом, полный набор для достижения трансового эффекта путем нервных перегрузок. «Satellite» – это ремикс «Cisfinitum» на одну из вещей «NecroStellar». Самого оригинала не помню, поэтому не могу судить, Юрий Звездный ли сотоварищи придумали эту мелодию, или же это Евгений все еще блуждает вокруг «Дельты далекой реки», одной из своих самых красивых, эмоциональных и знаковых работ. В этом плане очень примечательный, глубокий и погружающий в себя трек. «Viderunt Omnes» отражает увлечение автора восьмибитной музыкой, созданной с помощью «Game Boy», в данном случае это ремикс на композицию 12-го века за авторством Перотина Великого, вокал пропущен через вокодер и напоминает порой ведьмино камлание, хотя в итоге получается довольно жизнерадостная вещь. Завершающая антологию композиция «Wolves» ранее не издавалась, год ее создания не указан, но можно точно определить, что это нынешняя точка пребывания «Cisfinitum» в музыкальном пространстве, если и имеющая пересечения с его недавними работами, то только с альбомом «Alchemicals», созданным вместе с Олегом Калядой («First Human Ferro»). Может быть, это наметившийся отход от индустриального звучания, но это то, что, безусловно, стоит услышать и пропустить через себя. Нервозная и угрюмая, но совершенно бесподобная скрипка, громогласный ритм, под который натурально хочется встать, саундтрековая мощь и масштабные, художественно выразительные мелодии, метущиеся в пространстве, наполненном энергетикой, чувствами и внутренним смятением, перерастающим в подлинный катарсис.

Не буду оригинальным, если вновь, в который раз назову «Cisfinitum» одним из лучших проектов на отечественной андеграундной сцене и скажу, что записи Евгения должны иметь у себя все, кто интересуется постиндустриальной культурой. Данный альбом не исключение.

 

www.oleghkolyada.com

Pacific 231 + Lieutenant Caramel ‎– Aunt Sally

AAL-5

Alone At Last ‎– AAL[5], 2013

 

1. Yellow House In Beirut (5:59)

2. Birolo (10:16)

3. Bagliore (16:51)

4. Perhentian Kecil (15:34)

5. Angela Palnep Chu (10:54)

6. L’Autre Massacre (8:14)

 

Словно усиливая и без того царящую здесь путаницу, совместный проект Филиппа Бланшара и Пьерра Джоливета стартует в один из февральских дней (вечеров, ночей?) 2012 года, который авторы провели в Бейруте и устроили там выступление по приглашению своего друга, а финиширует в Дублине, в один из моментов июля 2011 года. В этом временном «реверсе» французы рассказывают некую историю, пробираясь через нагромождение сотен привычных и неопознанных звуков и используя все возможные и невозможные способы их записать и переработать. За счет этого история как таковая угадывается довольно смутно, но неким объектом, скрепляющим всю эту звуковую вакханалию воедино, выступает голос. Женский голос, который на протяжении шести треков «Aunt Sally» в возвышенно-пафосной манере о чем-то обстоятельно вещает по-итальянски – и голос этот сразу же извлекает из памяти образы престарелых актрис старого, черно-белого кино, пытающихся сохранить остатки памяти и славы в нафталиновых платьях давно вышедшего из моды фасона и преданности редких поклонников. Иногда эти неторопливые истории из другого времени вызывают периодические заторы в звуковом потоке, но чаще сносятся его мощным напором, выбрасывающим их прямо в машинно-людской хаос европейских улиц или же в закоулки ливанских трущоб, заполненных эхом быстрого восточного ритма и закрученных в петли витиеватых экзотических мелодий, откуда открываются порталы в сюрреалистические и гипертрофированные (и, по-своему, ироничные) миры Бланшара, где спонтанно возникают и исчезают голоса, где вырванные из ТВ-сигналов и замкнутых пространств кухонь и гостиных шумы рождают мир микрозвуков, каждый из которых стремится проникнуть прямо в голову слушателя и принимается там выскребать мозг острыми гранями и тонкими иглами, причем делает это не ради агрессии, а просто из интереса. Джовилет в это время, играя вроде как подчиненную роль, устраивает психоделические гитарные импровизации, заставляет натужно дребезжать винтажные синтезаторы и живые инструменты, запутывает пленки, а под конец пускается во все power electronics-тяжкие, устраивая шумовую вакханалию во время дублинского перфоманса. Получается спонтанная и сложная музыка, требующая пристального внимания к каждому мельчайшему фрагменту, без которого «Aunt Sally» представить проще простого, и, в то же время, совершенно невозможно. И это один из парадоксов и без того парадоксального альбома двух признанных мастеров звуковых коллажей и странностей.

 

http://alone-at-last.com