Celer ‎– Radish

radish

Commune Disc ‎– CD10, 2013

Становящийся в наш суетной век все более редким (а отсюда и все более желанным) явлением, дневной сон имеет существенные отличия от полноценного ночного отдыха. На фоне череды порой очень даже последовательных видений, порожденных спящим подсознанием, дневной «отдых разума» наполнен, как правило, фрагментарными вспышками неуловимых образов, выхваченных из окружающей реальности, приобретающей сюрреалистические оттенки, но оставляющей за собой ощущение некоей «незыблемости» бытия. Впрочем, многие эту точку зрения наверняка оспорят, ведь сон – дело сугубо индивидуальное. Но вот Уилл Лонг, создающий сейчас единолично произведения для «Celer», почти наверняка согласился бы со мной – надеяться на это позволяет недавно вышедший альбом «Radish», где как раз и собраны треки, с помощью которых Уилл постарался описать свои дневные сны.

«Radish» – работа без четких структур и границ. Без объяснений, обещаний и сложных концепций. Просто семнадцать коротких зарисовок, неожиданно начинающихся и не менее неожиданно заканчивающихся. Продолжая реализовывать идею «бесконечных короткометражек», представленную когда-то на дисках «Nacreous Clouds» и «Capri», Лонг словно бродит по квартире в сомнамбулическом состоянии, прислушиваясь ко всем окружающим шумам, проходящим через фильтр заглушенного сознания и предстающим в голове слушателя нереальными объектами, потерявшими привычные очертания и обильно приправленными инграммами,  гештальтами, мыслями и воспоминаниями, сливающимися в блеклую, размытую картинку. Поэтому в дело идет все: уличный шум, гул водопроводных труб, бормотание телевизора и звуки бытовых предметов. Несколько композиций хрупки, как звон хрустальных бокалов, некоторые – массивны и тяжелы; одни стелятся ментальным грузом, другие массируют мозг тонкими и нервозными («Celer» всегда ими умело манипулировали) высокими и нарочито грубоватыми частотами, несколько же треков-крупиц этого затейливого калейдоскопа весьма легки, нежны и эфемерны, как волна тепла, обнимающая тебя, когда веки закрываются и жаркий летний полдень уходит на второй план, уступая место видениям куда как более интересным, мягким и уютным.

Слушать «Radish» строго рекомендовано именно в таком состоянии. И лучше на повторе. И хорошо бы отложить его еще и на ночное время, чтобы отгонять тяжелые сны, обитающие в неизбежно нагрянувшей темноте.

 

http://www.thesingularwe.org/celer

http://communedisc.com

Brume – Anastomose & Other Stories

brume

Nefryt, N023, 2013

1. Anastomose Part 1

2. Anastamose Part 2

3. Seven Trumpets (revisited)

4. Charlemange the 33rd

 

Стараниями польского лейбла «Nefryt» вновь стали доступными редкие работы француза Кристиана Рену, выходившие только на виниле еще в середине девяностых (для данного диска они были заново восстановлены и ремастированны с оригинальных DAT-кассет), а также один из его кассетных релизов «Seven Trumpets», представленный здесь в новой версии. Вдохновленный коллажами Франсуа Дювивьера, на которых странным образом взаимодействуют физиология и метафизика посмертных состояний, Рену в очередной раз приглашает посетить свой немного сумасшедший мир-калейдоскоп, пугающий до болезненного отторжения и, одновременно, притягивающий к себе внимание.

«Anastomose» был издан на 10” лонгплее лейблом «Ant-Zen» в 1996 году. Здесь в первой части долгие диалоги комментаторов французского телевидения (или радио, не суть важно) медленно подводят к статичным dark ambient`овым атмосферам, в вязкой и пластичной тьме которых копошатся ожившие металлические сочленения, которым подыгрывает что-то такое…мелодично-трагическое, обитающее в еще более глубоких провалах тяжело дышащего гула. И которого в финале прорывается безумный и первобытный ритм, перегруженный диким шумом обратной связи. По заданному сигналу (от беспокойной тишины к грохоту безумного ритуала) выстраивается и вторая часть пластинки, но здесь обреченный тон задает плаксивый девичий голосок, бесконечно повторяющий пару фраз, да вырезанные со старых пластинок романтические признания шансонье, оказывающиеся ночными фантомами, рожденными плохими сновидениями и подстегиваемыми в конце грохотом ритма и завыванием ускоренных и разрезанных кусков пленки. «Seven Trumpets (revisited)» тридцатиминутный фирменный коллаж «Brume», начинающийся с беззаботного пения птичек и очень плохого кантри (бренчание на растроеной гитаре и попытки выдуть что-то приличное из губной гармошки) и периодически к ним же и возвращающийся, попутно застревая на различные временные участки в экстатических мотивах, погрязших в бездушном шуме, утопая в гуле и обитающей рядом какофонии живых инструментов, в пленочных комках и в напряженных импровизациях с микрофрагментами разрозненных звуков. Абсурдная и абстрактная вещь, в которой легко заблудиться, в ней слышно что-то до невозможности прекрасное и до паники жуткое. Попавшая на этот диска одна сторона «Charlemange the 33rd», впервые изданная в 1997 году, сейчас, согласно поп-трендам последних лет, вызывает стойкие ассоциации с зомби-апокалипсисом – только вот зомби здесь изначально были не живые, это металлические конструкции и роботы, сошедшие с электронного ума и отправившиеся на долгую охоту за своими создателями. У них все получилось: веет ветер в пустынной тишине, скрипят параноидальные мелодии из хриплых динамиков, грохот стальных каркасов, реле, движков и сочленений сотрясает улицы.

Ретроспектива «Brume» вышла очень удачной – треки подобраны со вкусом и помогают вновь  погрузиться в мир Рену, радуясь новой встрече и, одновременно, заставляя переживать на тему того, здоров ли ты, если находишь удовлетворение в столь болезненно-странной музыке.

 

www.nefryt.serpent.pl

Phill Niblock – Touch Five

TO91

Touch, TO:91, 2013

 

CD1:

1. Feedcorn Ear (Arne Deforce, cello) (29:48)

2. A Cage of Stars (Rhodni Davies, electric harp) (28:18)

 

CD2:

1. Two Lips (ZWERM Guitar Quartet) (23:00)

2. Two Lips (DITHER Guitar Quartet) (23:00)

3. Two Lips (COH DA Guitar Quartet) (23:00)

 

На очередном релизе Филла Ниблока для «Touch» собраны его работы, полученные в результате манипуляций со звучанием живых инструментов. На первом диске представлены работы, появившиеся в результате традиционных (для творчества Ниблока) преобразований исходных материалов в статичные дроновые монолиты путем накладывания звуковых потоков и их смещения относительно друг друга, замедления и неуловимых сдвигов. Композиция «Feedcorn Ear» создана при участии бельгийского виолончелиста Арне Дефорса (это третья совместная работа музыкантов) и представляет собой долгое путешествие в мир микрозвуков, осуществленное с помощью «Макинтоша», на котором Филл нарезал исходники на отдельные треки, чтобы затем переставить их, перемешать, превратив в вялотекущие, но пластичные ручейки звука, из которого в итоге и получается «Feedcorn Ear» – «нестатичная статика», постоянно видоизменяющийся трек, медленно перетекающий через границу гудящих абстракций с территории электроакустики и академического авангарда. Второй трек, «A Cage of Stars», был записан для фестиваля, посвященного столетнему юбилею (и двадцатой годовщине смерти) Джона Кейджа. Во время студийной сессии звук не только записывался, но и визуализировался с помощью специальных программ, так что Родни Дэвис мог наблюдать движение саунда, его амплитуду и даже оттенки. Повлияло ли это на получившийся в итоге материал или нет – неизвестно, да и, наверное, неважно. Важно, что в «готовом виде» мы слышим более статичную, массивную и более темную по своему настроению работу, резонирующие пласты гула стелятся буквально под ногами, поднимая изредка невесомую дымку тумана, в котором тают какие-то образы, лишенные конкретики, но не лишенные привлекательности.

Материал второго диска был подготовлен другим способом – получив в свое время предложение написать музыку для оркестра, Ниблок сочинил несколько композиций, которые, насколько я понимаю всю эту музыкальную теорию и его неуемную фантазию,  должны были проигрываться многократно, причем музыканты постоянно повторяли уже записанные отрывки, прослушивая их через наушники с пленки, которая могла замедляться, ускоряться и искажаться. После чего все треки собирались вместе и Ниблок приступал к своей «основной» работе, погружаясь в мир микроскопических движений между полутонами. Впрочем, может быть, схема была чуть другой, более сложной или простой, главное, что она включала в себя монотонные повторы, и каждый из них в итоге порождал копию, которая по разным причинам не могла быть полностью идентичной. За эту кропотливую работу взялись участники трех гитарных квартетов, имеющих определенную славу на ниве авангардной музыки. Что характерно, у каждого из коллективов итоговая работа получилась совершенно отличной от работы коллег. У «ZWERM» интерпретация «Two Lips» вышла более подвижной, в ней перемещения звуков относительно друг друга более отчетливы, отчего трек не вызывает желания назвать его монотонным или же замершим в одной точке. Версия трио «DITHER» сгущается на темной стороне «палитры», выстраивая двадцать три минуты молчаливо гудящих, резких резонансов и мрачноватых блужданий. Напротив, композиция «COH DA» сразу же обозначает свое внимание к эмбиентной, чуть расслабленной статике и тишине, неспешный и ровный гул, обитающий меж дрожащих гитарных струн, располагает  к себе «теплыми», прозрачными интонациями.

Очередная подборка работ композитора, который умеет делать неподвижное подвижным и наоборот. И одного их тех мастеров, творения которых интересно слушать и без научной базы и умных раскладов по теории композиции. Хотя (что и отмечено текстом выше) без этого порой тоже не обойтись.

 

www.phillniblock.com

www.touchmusic.org.uk

In Meditarium – Drift In Sodom

Drifted in Sodom

Old Captain Records, OCCD08, 2013

 

1. Solitaria

2. Calvarium

3. White Are The Bones Of Men

4. Sound of Mountain

5. Sandstorm

6. Black Ziggurat

7. Silentia

 

Музыка «In Meditarium» одного из проектов Олега Коляды, собранная здесь под провокационным названием «Drift In Sodom», служит отражением странных состояний души и дела: легко предположить, что образы, навеянные этим тягучим и глубоким dark drone ambient`том, возникают в состоянии сна, причем сна «нездорового», вызванного долгим расстройством, повлекшим за собой принятие больших доз медикаментов, способных заглушить восприятие, отгородить его от реальности и оправить в далекий и опасный дрифт. Как известно, с медикаментами главное не переусердствовать, иначе сон перейдет в агонию, за которой наступит Вечное Ничто. Сложно понять, в каком состоянии находится «лирический герой» этого альбома (и есть ли он вообще), но репринт картины на развороте диджипака наводит на мысль, что в реальность он из своего болезненного состояния уже не вернется – да и не особенно этого ему хотелось, он выбрал Великий Сон, в котором в тягучем, абстрактном калейдоскопе в последние моменты затухающего сознания возникают и исчезают целые миры, смешиваются времена и люди, ставшие только тенями извечных и скрытых процессов бытия.

Стартуя и финишируя треками с «семерки», выпущенной в свое время на «Drone Records», этот альбом скользит между классическими приемами «темного искусства» в сторону дроновой неподвижности, по пути захватывая и делая своей неотъемлемой частью привычные отголоски постиндустриального грохота, церковные хоралы, связующие темные закоулки привычной реальности с мистическими уровнями, а также восточный мистицизм, пробравшийся через барханы Шелкового Пути и ставший основой средневековой алхимии, следы которой можно обнаружить в расплавленной, тугой и вязкой звуковой массе композиций, созидающей из звуковых потоков явные и не очень миражи  из осколков памяти. При этом музыка не требует фиксации внимания на себе, как и положено возникающим в полудреме видениям, она существует как бы обособлено, порождая образы и видения, возникающие только по ей одной видимым законам – но очень скоро эти звуки поглощают слушателя целиком, попытки взмахнуть руками и разогнать морок коматозного сна/агонии ни к чему не приводят, и остается только плыть по течению, «через Запад на Восток», в царство тишины и покоя, где наносной покров цивилизации облезает до костей, обнажая суть человека, решившегося на этот поступок или под влиянием отчаяния и непонимания, или же из-за сильного интереса, в попытке разобраться, что и как устроено в этом мире. Да и во всех других. Короткий альбом, обреченный на долгий «repeat». И очень сильный, со своей, потусторонней энергетикой, взращенной на бескрайних полях боли и надежды.

 

www.olegkolyada.com

Burkhard Stangl – Unfinished. For William Turner, painter

stangl

Touch, TO:92, 2013

 

1. Unfinished:

Mellow

Waiting

Longing

2. Unfinished. Sailing

3. Unfinished. Ending

 

В 2003 году автор этого альбома, Бюркхард Штангль, посетил галерею в Лондоне, где были выставлены работы Уильяма Тернера, которого критики и искусствоведы считают предтечей импрессионистов. Штангль был покорен полотнами художника, особенно впечатлили его поздние и так и оставшиеся незаконченными полотна, в которых Бюркхард увидел абсолютную гармонию, не допускающую ничего лишнего – только чистый цвет, воздух и вода. Выйдя из галереи, музыкант стал представлять себе, как можно перенести живопись в музыку, как передать оттенки цвета полутонами нот. Эта идея развивалась на протяжении десяти лет, пока не нашла свое воплощение на альбоме «Unfinished», где Стангль предпринял-таки попытку завершить незаконченные полотна Тернера. В качестве основного инструмента он выбрал гитару, именно ее звучание призвано исполнить эту миссию.

Штангль берет за основу своей музыки простые и лаконичные, очень минималистичные аккорды – словно в блаженном забытье или в рассеянной мечтательности перебирает струны, каждым движением вызывая образование новых звуковых конструкций. Как заведено в экспериментальной музыке, «привычное» звучание этих струн – только повод, исходное движение, все самое интересное для «искушенного» слуха происходит не на струнах, а между ними. Сталкиваются между собой гулкие вибрации, рождая раскатистые отголоски и бесконечно медленно затихающее эхо, плавно переходящее при этом в новообразованные движением пальцев звуки и обреченное таким образом почти что на бесконечность. В «оригинале» гитара близка к блюзовым аккордам, а зачастую ей присуща игра в классику, мимикрия под звучание цитры и других схожих струнно-щипковых инструментов – в итоге из всего этого рождается нарастающая тишина, нарушаемая фантомными, для многих паразитическими звуковыми раскатами и перемещениями, и дополненная другими «помехами» и артефактами «правильной» музыки, вроде глитчевых потрескиваний и обычных «полевых записей», хаотичного уличного шума, которому тоже присуща своя, практически алгебраическая гармония. Может быть, в осознании этого и кроется весь смысл этого альбома, выводящего из тени музыки целые потаенные массивы, убедительные в своей абсолютной и обаятельной простоте.

 

http://stangl.klingt.org

www.touchmusic.org.uk

Chubby Wolf – Seasick

Seasick

Mystery Sea, MS69, 2012

 

Продолжая серию изданий работ сольного (и, судя по тому, что при жизни исполнительницы созданные под этим названием работы редко выходили на суд слушателя) очень личного проекта Дэниелы Лонг («Celer») «Chubby Wolf», лейбл «Mystery Sea» смог найти в его еще не до конца изученной дискографии альбом подходящей под издательскую политику тематики. Хоть и не с самым дружественным для путешественников по морям, внешним и внутренним, названием – «Морская болезнь». Один трек на сорок с небольшим минут состоит из нескольких частей глубоководного, абстрактного, затягивающего в себя внимание слушателя дрона, причем действие каждой из них происходит на разных глубинах – есть возможность включить воображение и начать круиз по ночной и немного беспокойной глади на лодке под тихий скрип уключин, чтобы, достигнув определенной «точки невозврата»,  погрузиться с головой в темную глубину, тревожную на первый взгляд и равнодушно-умиротворенную при ближайшем знакомстве с нею, хранящую тайны загадочных огоньков и странных, фантомных звуков, пронизывающих пласты воды тонкими вибрациями и резонансами, приглушенной и «раздавленной» давлением морзянкой и прочими неопознанными шумами, которые можно списать на гидрофонические эффекты и проделки мозга, которому порой ощутимо не хватает кислорода. Играя с водой, выделяя из гула глубины отдельные звуки и топя привычные шумы, с интересом вслушиваясь в то, во что они превратятся, смешавшись под воздействием огромных водяных масс с уникальной средой со своими акустическими особенностями, «Chubby Wolf» в этом ставит перед собой примерно то же исследовательские задачи, реализацию которых мы могли услышать в работах таких мастеров, как «Artificial Memory Trace» – правда, Дэниель все-таки больше, чем Славика Кви, интересует привязка к конкретной среде и к привычным образам, да и рациональной последовательности в ее работе гораздо больше. И уж она точно не забыла вернуть слушателя после морской прогулки на сушу, растворив финал в шорохе набегающих волн и добавив немного людских голосов, чтобы слегка оглушенному «мореходу» было проще ориентироваться. Интересный альбом, хорошо вписавшийся в линейку релизов лейбла (перешедшего таки на пике кризиса носителей на «настоящие» CD) и в историю «Chubby Wolf», хранящую, подобно морской пучине, еще много секретов.

 

www.mysterysea.net

http://chubbywolf.bandcamp.com