Giulio Aldinucci ‎– Aer

aer

Dronarivm ‎– DR-25, 2014

 

  1. Intermittent Musical Box
  2. Lampara
  3. Sleep With Noise
  4. Filo Di Voce
  5. 1001011011 x 2
  6. In Mare
  7. Fieno

 

С первых минут звучания новый альбом Джулио Альдинуцци, названный «Aer», представляется игрушкой-калейдоскопом или классической музыкальной шкатулкой, в работе которых присутствует некая неисправность: вроде все ровно и красиво, но в наборе музыкальных «стекляшек», создающих узор, обнаруживается мельчайший, но активно влияющий на происходящее дисбаланс, из-за которого абсолютный минимализм «Intermittent Musical Box» наполнен различным шумовым «браком», вроде потрескиваний, шорохов, сбивок и неожиданных сдвигов в медленно перемещающейся в пространстве музыке – которая все равно звучит прекрасно, умудряясь даже помехи превратить в выразительный элемент. Тонкую грань между «музыкальным» и «немузыкальным», между целыми и сломанными «стекляшками» Джулио умело поддерживает на протяжении всего альбома, создавая картинки, зарисовки, наброски и целые полотна, вбирающие в себя сцены и образы как из мира внешнего, так и мира внутреннего. Здесь есть теплый, вечерне-пасторальный эмбиент «In Mare», сплетенный из полевых записей (ставших важной составляющей музыки этого композитора), под который приятно грезить, уплывая в теплом полуденном мареве. Есть и более напряженные бесконечности крепко закрученных петель из разных звуковых источников (в них угадываются фрагменты классической музыки), возрастающее эмоциональное напряжение которых подчеркивает рвущийся из глубин пульс ритма («Lampara»). Сакральные мотивы «Sleep With Noise», явленные со всей мощью церковной литургии, чье звучание пусть и «размыто» шелестящей ночной тишиной, соседствуют с «классическим» глитчевым эмбиентом «Filo Di Voce», все действия в котором происходят вокруг группы людей, чьи голоса и движения нам хорошо слышны, но во второй части композиции на смену пространным словам и жестам приходит что-то глубоко внутреннее, несущее на себе отпечаток Вечности, чье присутствие гораздо более зримо во впечатляющем финале альбома, треке «Fieno» – и там Вечность медленно уходит в розовый закат морского горизонта, обнимая гаснущим пламенем солнца. Между этими композициями – странная работа с нечеловеческой логикой ожившего программного кода, «1001011011 x 2», поток сигналов, сливающийся со стрекотом цикад…а, может быть, и всегда им бывший.

 

Разносторонний, но всегда интересный и богатый на детали эмбиент, играющий на самых глубоких эмоциях слушателя, а не просто выступающий в роли привычной колыбельной – вот что такое «Aer». Когда-нибудь мы будет называть такие альбомы «классикой».

 

www.dronarivm.com

www.giulioaldinucci.com

Advertisements

Jóhann Jóhannsson ‎– The Theory Of Everything (Original Motion Picture Soundtrack)

theory

Backlot Studios ‎– BLM0280, 2015

 

  1. Cambridge, 1963 (1:42)
  2. Rowing (1:42)
  3. Domestic Pressures (2:37)
  4. Chalkboard (1:05)
  5. Cavendish Lab (2:31)
  6. Collapsing Inwards (2:17)
  7. A Game Of Croquet (2:46)
  8. The Origins Of Time (2:21)
  9. Viva Voce (1:37)
  10. The Wedding (1:43)
  11. The Dreams That Stuff Is Made Of (1:52)
  12. A Spacetime Singularity (2:16)
  13. The Stairs (1:08)
  14. A Normal Family (1:41)
  15. Forces Of Attraction (2:03)
  16. Rowing – Alternate Version (0:38)
  17. Camping (1:19)
  18. Coma (1:04)
  19. The Spelling Board (1:00)
  20. The Voice Box (0:51)
  21. A Brief History Of Time (2:02)
  22. Daisy, Daisy (2:21)
  23. A Model Of The Universe (2:52)
  24. The Theory Of Everything (1:09)
  25. London, 1988 (2:53)
  26. Epilogue (1:49)
  27. The Whirling Ways Of Stars That Pass (1:53)

 

Про «заслуженных», но ныне здравствующих людей редко снимают биографические фильмы, так называемые «биопики» – наверное, в этом присутствует определенный смысл, хотя есть такие личности, которых, извините за черный каламбур, уже нельзя ждать. Стивен Хокинг, безусловно, один из них. Выдающийся физик известен даже тем, кто с физикой не просто на «Вы», а, скорее, на «Ваше благородие», но известность эта в основном держится на жизненных и физических аспектах его жизни (жаль, конечно, научно-популярные книги его уж точно нужно вводить в школьную программу). Недвижимый, прикованный к креслу и говорящий с помощью компьютера, он великолепно демонстрирует несгибаемую мощь человеческого духа и разума – идеальный вариант для Голливуда. В 2014 году вышел биографический фильм «The Theory Of Everything» (в нашем прокате «Вселенная Стивена Хокинга»), отмеченный прекрасной игрой молодого актера Эдди Рэдмейна, участвующего в этом году в лотереи под названием «Оскар». Фильм не о науке, а об отношениях Стивена с его первой женой – то есть о жизни, о любви и преодолениях трудностей. Я его не видел, но одним из факторов, сделавших просмотр желанным, наравне с уважением к великому ученому, стала музыка, написанная исландским композитором Йоханном Йоханнссоном. Ах да, перейду как раз к ней, к музыке. Причина попадания заметки о голливудском саундтреке на страницы блога об индустриальных релизах кроиться в личности его создателя. Йоханнссон хорошо известен любителям экспериментальной музыки, его ранние релизы выходили на лейбле «Touch», потом на менее экспериментальном, роковом, но также уважаемом и культовом «4AD», так что исландца в этой тусовке долгое время считали за своего – сказывается любовь к выходцам с этого северного острова, и тот факт, что свой путь к славе его талантливые обитатели зачастую начинают именно с андеграундных низов, сначала нравясь исключительно интеллектуальным неформалам. Сейчас же Йоханн признанный кинокомпозитор, для него открыт путь в высший эшелон голливудских творцов саундтреков, и «Теория Всего» убедительно доказывает, что он здесь не лишний. Это очень легкая, красивая и душевная музыка, в точности выполняющая те же цели, что и картинка на экране: в нужном месте создает романтический настрой, передает возвышенные порывы чувств, не лишена иронии и трагизма, когда этого требуют поставленные режиссером задачи, можно дистанционно улыбнуться или пустить слезу. Оркестр, пианино, скрипка, виолончель помогают наполнить приятные мелодии силой, жизнью и объемом, придают эмоциональную глубину – не скажешь уже, что это просто звуковой фон. К чести Йоханнссона стоит заметить, что он написал типично английский саундтрек: без грохочущих симфоний, как это принято в современном кино, скорее, в духе романтизма викторианской эпохи, с вальсирующими ритмами и воздушными темами, похожими на медленно падающие лепестки растений. Слушаешь, и видишь картины из жизни английского «среднего класса» шестидесятых, с обязательными твидовыми пиджаками, сложными дамскими прическами, раскуриваемыми трубками  и бокалами шампанского. А еще с пальцами, вечно испачканными мелом, лестницами в доме, которые кажутся непреодолимыми из-за нарастающих проблем со здоровьем главного героя и уверенностью в силе разума, который может объяснить все с помощью физических формул. Может быть, даже любовь, которой и в фильме, и в музыке отводиться гораздо больше времени, чем науке. Альбом, создающий настроение – так можно описать этот саундтрек, ставший новой вехой в карьере талантливого композитора.

 

http://johannjohannsson.com

Zeitkratzer ‎– Zeitkratzer Play Lou Reed – Metal Machine Music

Zeitkratzer

zeitkratzer Records ‎– zkr0016, 2014

 

  1. Part 01
  2. Part 02
  3. Part 03
  4. Part 04

 

В 1975 году великий и ужасный Лу Рид не просто показал средний палец лейблу, требовавшему от него по контракту очередной альбом, которым и стал шумовой монстр «Metal Machine Music» – он совершил культурный переворот, в шоковой и болезненной форме продемонстрировав критикам, снобам и просто случайно попавшим под раздачу слушателям новый (впрочем, такой ли новый?) жанр антимузыки, призванный сеять хаос и исследовать отклонения от нормы. Жанр тут же записали в маргиналии, вдоволь над ним потешившись – как известно, «Metal Machine Music» был назван худшим альбомом всех времен и народов, что не помешало ему выдержать множество переизданий и стать источником вдохновения. Ансамбль «Zeitkratzer» под управлением Рейнхольда Фридля уже представлял в 2007 году свою интерпретацию этого альбома, также на протяжении этих лет он активно гастролировал с этой программой по различным фестивалям и концертным площадкам, но на подходе, страшно сказать, сорокалетнего юбилея альбома музыканты подготовили новое переиздание своего видения «классики». На данном диске содержится полная версия переигранного «Metal Machine Music» (на релизе лейбла «Asphodel» последняя часть, кажется, была урезана по каким-то причинам), включающая живые записи, сделанные по время выступлений «Zeitkratzer» на двух фестивалях в Риме. Что можно сказать о данной обновленной версии? Ну, мне, например, очень нравиться характеристика, данная одним из критиков – «chamber noise». «Zeitkratzer» легко переступают границы академического авангарда, уходя в маргинальные дебри нойза, но делают это с невероятно серьезным лицом, заставляющим слушателей подозревать (а позже и убеждаться в этом), что они реально играют эту хаотическую и хтонически-яростную музыку по нотам…если ее вообще можно каким-то образом нотировать. Грохот, шумовая декомпрессия, разрывающие перепонки звуки «классических» инструментов (традиционно никаких компьютеров и эффектов) и все это – в руках Фридля и его товарищей, которые ведут себя так, будто исполняют вполне себе сценическое произведение большого масштаба, тем самым сминая условности и противоречия между «высокими» и «низкими» жанрами музыки. Порой слушать все это тяжело физически…а порой и просто невозможно, но быстро ловишь себя на мысли, что это нормально и надо продолжать пропускать через себя музыку металлической машины, сорок лет долбящей в уши этот шум, ставший одним из символов искусства, своего рода черным квадратом.

 

 

www.zeitkratzer.de

Aaron Martin / Christoph Berg ‎– Day Has Ended

dr

Dronarivm ‎– DR-14, 2013

 

1. Aaron Martin – Slow Wake (05:14)

2. Aaron Martin – Burl (03:03)

3. Aaron Martin – Comfort Of Shadow (05:17)

4. Aaron Martin – Night Never Came (05:50)

5. Christoph Berg – Pillows (02:18)

6. Christoph Berg – Today Has Been Alright (06:24)

7. Christoph Berg – Things Are Sorted, Finally (04:18)

8. Christoph Berg – Coda (04:07)

 

«Day Has Ended» – «маленькие ночные серенады» двух композиторов, Аарона Мартина и Кристофа Берга, творчество которых хорошо воспринимается как любителями экспериментальной музыки и «живого» эмбиента, так и поклонниками современной академической музыки. Живут и сочиняют они в разных странах (Мартин в Америке, Берг в Германии), может статься, и не встречались друг с другом никогда, но зато имеют примерно схожее мнение о таком немного загадочном, воспетом поэтами и художниками времени суток, как сумерки. Проводы уходящего дня, танцы удлиняющихся теней, последние солнечные лучи, ощущение надвигающейся темноты, несущей кому-то отдых, кому-то нервную бессонницу – все это Аарон переживает очень серьезно и глубоко, для него это связано (если судить по музыке) с почти что религиозным мироощущением, отчего четыре его трека приобретают черты «сакрального минимализма». Низко и тревожно гудит и порой угнетающе, с нарастающим напряжением скрежещет виолончель, дрожат гитарные струны, «приглушенные» зажавшими их пальцами исполнителя, дабы они не нарушали подступающей тишины; шелестят на ветру колокольчики, величественно и громогласно вступает в «Night Never Came» (пожалуй, самой впечатляющей, буквально переворачивающей что-то в душе работе) орган, разгоняя сонные мистерии словно находящихся на расстоянии, но, безусловно, сильно привязанных друг к другу на эмоциональном уровне голосов. Особенность исполнения и структуры этих треков такова, что, кажется, каждый из инструментов здесь имеет своего «темного» двойника, их партии идут рядом, но никак не сольются вместе, что создает впечатление неустойчивой, «разбегающейся» музыки, находящейся в постоянном эмоциональном напряжении, которое может прорваться растревоженным крещендо в любой момент. Сильная работа, в которой соблюден баланс депрессивной меланхолии и надежды. Сочинения Берга не менее захватывающи и интересны, но в них чувствуется большая интимность и глубокая рефлексия. Это «спокойные» сумерки, время отдохнуть, подумать и разложить дневные эмоции по полочкам внутреннего мира – тихо и почти незаметно звучит пианино (его клавиши, если так можно сказать, «затонированы», приглушены), виолончель и скрипки плетут душевные мелодичные (более осязаемые, чем в первом случае, почти что «саундтрековые») узоры, делящиеся на подрагивающий эмбиент, отступающий на задний план и минималистические пассажи, дарящие ощущение присутствия чего-то необъяснимого и сакрального буквально рядом, в нескольких шагах. Как и в случае Мартина, шикарным получился именно финальный трек Берговской «тетралогии», «Coda» – простая и вроде как многократно слышанная ранее вещь, но невероятно трогательная, красивая и величественная. Можно заставить струны рыдать ручьем и биться в истерике, но Кристоф смог добиться от них еще и кристальных, звенящих слез подлинной радости и светлой грусти.

Очень красивый и сильный альбом, немножко необычный в линейке лейбла (от которого ждешь все-таки эмбиента и дрона). Прослеживаются черты академического авангарда, но авторы идут чуть дальше, создавая в итоге то, что можно назвать уже «академическим андеграундом», что не делает прослушивание «Day Has Ended» уделом маргиналов, наоборот, этот альбом заслуживает самой широкой, «думающей и чувствующей» аудитории с самыми разными вкусами.

 

http://dronarivm.com

Maile Colbert ‎– Come Kingdom Come

Come Kingdom Come

Two Acorns ‎– 2A03, 2013

 

1. Ouverture For That Day (7:33)

2. Act One, Begins (12:05)   

3. Act Two, Two Vessels (4:51)

4. Act Three, Day From Arrival (10:05)

5. Act Four, Four Falling Branches (5:32)

6. Act Five, A Fluid Dawn (7:05)

7. Act Six, Blinding For To Begin Again (4:46)

8. Act Seven, Song For The End Of Time (7:12)

 

История завершилась давным давно, но время продолжает свой отсчет. Так начинается стихотворение Яна Колберта, ставшее лейтмотивом нового, третьего по счету альбома Мэйли Колберт, посвященному как раз непростым взаимоотношениям времени, памяти, событий и точек отсчета, отмечающих нашу жизнь в пространстве без истории. Проживающая в Лисабоне Мэйли Колберт успела отметиться и как создатель видео и инсталляций, а посещение ее сайта подскажет вам, что эта дама тяготеет, пожалуй, ко всем видам современного искусства. Ее музыкальная карьера пока только начинается, но к ней уже приложили руку такие известные в мире «гудежа» и эмбиента, как Колин Поттер и Пол Брэдли, а дружба с участниками «Celer» стала не только поводом к написанию пары совместных вещей, но и к изданию этого диска на личном лейбле Уилла Смита.

«Come Kingdom Come» занимает обособленное место в мире саундарта – пожалуй, именно так можно назвать это концептуальное произведение, выходящее за привычные рамки того, что мы привыкли называть «музыкой». Смешивая времена и присущие им культурные «отметины», Колберт соединяет живое, почти что классическое звучание (в ход идут оркестровые партии и сольные мотивы различных струнных инструментов, иногда развернутые в обратную сторону или пущенные по другому, более «извилистому» маршруту, допускающему замедления, торможения и ускорения) с фрагментарной, разложенной на отдельные куски и молекулярные точки электроникой, почти что полностью собранной из «ошибочных» деятельности девайсов и их пользователей, к манипуляциях с которыми приложены полевые записи, сделанные в атмосфере умиротворенно гудящей и потрескивающей тишины. Все это звучит нестабильно, отрицая привычные связи, эмоционально насыщенные и близкие к логическому завершению моменты соседствуют с пустотными лакунами, в которых прерываются логические процессы и звучание запускается по-новой, выбиваясь из тихих щелчков и шумов. Цементом, скрепляющим эти кусочки в рамках однотрековых актов и всего альбома в целом, служит голос рассказчицы – она собирает похожую без/связную мозаику из слов из поэтических образов, позволяя своему блаженному голоску то теряться, то вновь выходить на передний план нестабильных звуковых переживаний. Несмотря на то, что порой «Come Kingdom Come» откровенно избегает слушательского внимания и грешит уходом в полную рефлексию автора, местами он слушается весьма занимательно, настраивая на какой-то одухотворенно-отстраненный лад, позволяющий ощутить разорванную нить времен, снов и облеченных в их форму реальных воспоминаний и повздыхать о ней в богемной тоске. Качественная работа вне рамок.

 

http://mailecolbert.com

www.thesingularwe.org/twoacorns

Cisfinitum & First Human Ferro ‎– Alchemicals

alchemicals
Old Captain ‎– OCCD06, 2012
 
 Part I
 I. Eastern Sun (6:52)
 II. Rosa Mundi Emblem (2:28)
 III. Enter K (3:25)
 IV. Manikarnika (6:16)

Part II
 V. Ravens Of Nevermore (4:12)
 VI. New Cleansed Order (7:23)
 VII. The Wind That Blows, Asks: Which Leaf On The Tree Will Be Next To Go? (11:30)

Part III
 VIII. District Delta 2012 (3:56)
 

У совместного альбома Евгения Вороновского («Cisfinitum») и Олега Коляды («First Human Ferro») был долгий путь к слушателю. Больше года диск висел в планах издательства «Electroshock», но потом что-то пошло не так, релиз не состоялся, был перенесен и, в конце концов, увидел свет на лейбле «Old Captain» самого Олега. За это время «Alchemicals» успел обрасти слухами и превратиться в локальную легенду – обещано было нечто совершенно не вписывающееся в творчество обоих проектов, интригу задавало и участие саксофониста Сергея Летова, и Джеймса Тирвелла из «Foetus», и многие другие факторы, провоцирующие ожидание. Сейчас понятно, что альбому надо было «настояться», окрепнуть, его элементы, в полном соответствии с законами алхимии, должны были завершить свое слияние и трансмутацию, появиться перед публикой в нужный момент и никак иначе. Соблюдение этих правил подарило нам в итоге настоящий шедевр, выходящий за рамки постиндустриальной культуры и открывающий целый звуковой мультиверсум.

«Alchemicals» открывается цитатой из «Розы Мира» Андреева, где автор рассуждает о прозрении, посетившем его в тюремной камере и открывшем грандиозную картину мироздания. Пока звучат слова, Олег Коляда преобразует сочинения своего соотечественника, композитора Михаила Шуха, в кафедральный эмбиент, объединивший символизм церковной службы, величие псалмов и хоралов и энергетику нисходящего божественного света. Прослеживая путь алхимии с Востока в Европу, авторы некоторое время спустя ищут ее следы где-то на Шелковом пути. Что-то неуловимо восточное слышится порой в партиях скрипки Евгения, которая своим звучанием, вместе с темпераментными пассажами пианино разгоняет многослойный даркэмбиентовый мрак, да и саксофон Летова в начале «Manikarnika» словно мимикрирует под персидский дудук, проникая на потусторонние звуковые территории и блуждая по взрывающимся, расширяющимся, остывающим и умирающим вселенным. Во второй части угрюмая религиозная ортодоксальность средневековых гимнов (привнесенная Тьерри Джолиффом из «Lonsai Maikov») соседствует к клокочущими и шумными звуковыми безднами, заключенными в плавильный котел алхимика, на которым шепчет свои заклинания Джеймс Тирвелл, одновременно будто бы устраивая поминки по ушедшему в 2012 году Дмитрию Зубову, знаковой фигуре российского андеграунда. Саундскейпы этой главы отсылают порой к ранним сочинениям «First Human Ferro», но новое настроение музыки, интересное в данный момент обоим авторам, уже прорывается «живыми» клавишными, вокруг которых гудят поющие чаши и шуршат заклинатели дождя, отдавая дань моде на ориентальную экзотику. Финал альбома грандиозен, он явно (в отличие от намеков, только что отзвучавших в двух предшествующих главах) дает понять, что «Cisfinitum» никогда уже не будет другим, но этот страх необратимых перемен искупается той величественной мощью, с которой представлена здесь одна знаковых работ Евгения, композиция «District Delta». Впервые появившись на диске «Landshaft» и подарив отечественному темному подполью одну из самых ярких и запоминающихся тем, эта вещь прошла свой путь от индастриала до современной классики, от полупустого подвала шумовых фестивалей до сцены консерватории. «Живая» версия представлена дуэтом скрипки и пианино и поражает в самое сердце – прежде всего, своим настроением, в котором меланхоличный сумрак обыденности прорывается ожиданием и предвкушением чего-то невыразимо большего, абсолютно сакрального и поэтому в целом недостижимого. Композиция буквально заставляет переживать – не удивлюсь, однако, что кто-то может расслышать в ней лишь драматические нотки, и тогда в дни траура (хочется, конечно, вообще обойтись без них) на ТВ «District Delta» будет звучать вместо «Adagio For Strings» Барбера и всяких «Songs from the Secret Garden». Такой потенциал у этого трека тоже есть.

Я перевел свои  впечатления от «Alchemicals» в довольно большое количество слов, но вряд ли их хватит, чтобы этот отзыв был полноценным и законченным. Слишком масштабная и глубокая получилась музыка у этих композиторов, заходящая за те границы, где слова уже ничего не значат и каждый человек остается один на один со своим чувствами. Лучший альбом последнего времени в каком-то новом, алхимическом жанре музыки. Ожидания были не напрасными.

www.oleghkolyada.com/label

Cisfinitum & First Human Ferro ‎– Alchemicals

alchemicals

Old Captain ‎– OCCD06, 2012

 

Part I

I. Eastern Sun (6:52)

II. Rosa Mundi Emblem (2:28)

III. Enter K (3:25)

IV. Manikarnika (6:16)

Part II

V. Ravens Of Nevermore (4:12)

VI. New Cleansed Order (7:23)

VII. The Wind That Blows, Asks: Which Leaf On The Tree Will Be Next To Go? (11:30)

Part III

VIII. District Delta 2012 (3:56)

 

У совместного альбома Евгения Вороновского («Cisfinitum») и Олега Коляды («First Human Ferro») был долгий путь к слушателю. Больше года диск висел в планах издательства «Electroshock», но потом что-то пошло не так, релиз не состоялся, был перенесен и, в конце концов, увидел свет на лейбле «Old Captain» самого Олега. За это время «Alchemicals» успел обрасти слухами и превратиться в локальную легенду – обещано было нечто совершенно не вписывающееся в творчество обоих проектов, интригу задавало и участие саксофониста Сергея Летова, и Джеймса Тирвелла из «Foetus», и многие другие факторы, провоцирующие ожидание. Сейчас понятно, что альбому надо было «настояться», окрепнуть, его элементы, в полном соответствии с законами алхимии, должны были завершить свое слияние и трансмутацию, появиться перед публикой в нужный момент и никак иначе. Соблюдение этих правил подарило нам в итоге настоящий шедевр, выходящий за рамки постиндустриальной культуры и открывающий целый звуковой мультиверсум.

«Alchemicals» открывается цитатой из «Розы Мира» Андреева, где автор рассуждает о прозрении, посетившем его в тюремной камере и открывшем грандиозную картину мироздания. Пока звучат слова, Олег Коляда преобразует сочинения своего соотечественника, композитора Михаила Шуха, в кафедральный эмбиент, объединивший символизм церковной службы, величие псалмов и хоралов и энергетику нисходящего божественного света. Прослеживая путь алхимии с Востока в Европу, авторы некоторое время спустя ищут ее следы где-то на Шелковом пути. Что-то неуловимо восточное слышится порой в партиях скрипки Евгения, которая своим звучанием, вместе с темпераментными пассажами пианино разгоняет многослойный даркэмбиентовый мрак, да и саксофон Летова в начале «Manikarnika» словно мимикрирует под персидский дудук, проникая на потусторонние звуковые территории и блуждая по взрывающимся, расширяющимся, остывающим и умирающим вселенным. Во второй части угрюмая религиозная ортодоксальность средневековых гимнов (привнесенная Тьерри Джолиффом из «Lonsai Maikov») соседствует к клокочущими и шумными звуковыми безднами, заключенными в плавильный котел алхимика, на которым шепчет свои заклинания Джеймс Тирвелл, одновременно будто бы устраивая поминки по ушедшему в 2012 году Дмитрию Зубову, знаковой фигуре российского андеграунда. Саундскейпы этой главы отсылают порой к ранним сочинениям «First Human Ferro», но новое настроение музыки, интересное в данный момент обоим авторам, уже прорывается «живыми» клавишными, вокруг которых гудят поющие чаши и шуршат заклинатели дождя, отдавая дань моде на ориентальную экзотику. Финал альбома грандиозен, он явно (в отличие от намеков, только что отзвучавших в двух предшествующих главах) дает понять, что «Cisfinitum» никогда уже не будет другим, но этот страх необратимых перемен искупается той величественной мощью, с которой представлена здесь одна знаковых работ Евгения, композиция «District Delta». Впервые появившись на диске «Landshaft» и подарив отечественному темному подполью одну из самых ярких и запоминающихся тем, эта вещь прошла свой путь от индастриала до современной классики, от полупустого подвала шумовых фестивалей до сцены консерватории. «Живая» версия представлена дуэтом скрипки и пианино и поражает в самое сердце – прежде всего, своим настроением, в котором меланхоличный сумрак обыденности прорывается ожиданием и предвкушением чего-то невыразимо большего, абсолютно сакрального и поэтому в целом недостижимого. Композиция буквально заставляет переживать – не удивлюсь, однако, что кто-то может расслышать в ней лишь драматические нотки, и тогда в дни траура (хочется, конечно, вообще обойтись без них) на ТВ «District Delta» будет звучать вместо «Adagio For Strings» Барбера и всяких «Songs from the Secret Garden». Такой потенциал у этого трека тоже есть.

Я перевел свои  впечатления от «Alchemicals» в довольно большое количество слов, но вряд ли их хватит, чтобы этот отзыв был полноценным и законченным. Слишком масштабная и глубокая получилась музыка у этих композиторов, заходящая за те границы, где слова уже ничего не значат и каждый человек остается один на один со своим чувствами. Лучший альбом последнего времени в каком-то новом, алхимическом жанре музыки. Ожидания были не напрасными.

 

www.oleghkolyada.com/label