Laurent Perrier ‎– Plateforme #2

perrier

Baskaru ‎– karu:39, 2016

Вторая «Платформа» от французского звукового экспериментатора Лорана Перрье, закономерно продолжает традиции первой части, но звучит не в пример хаотичнее и шумнее: Лоран получает от собратьев по сцене некий набор исходных звуков (объем не обговаривается, все происходит по принципу «кто сколько даст») и затем из их творит свои композиции. Что получают авторы исходников в ходе этой «односторонней коллаборации»? Свои имена в качестве названий треков. Continue reading

Advertisements

Marchoff & Droin – Source of Vectors

droin
Zoharum ‎– ZOHAR IYHHH 008, IYHHH – CHAPTER VIII, 2013

1. Untitled (7:12)       
2. Untitled (15:16)     
3. Untitled (7:44)       
4. Untitled (10:39)     
5. Untitled (6:32)       
6. Untitled (9:48)

      На самом деле композиции этого альбома поляков Марека Маркова (Different State) и Томаша Кретовски (Droin) не безымянны – просто им присвоены символы, напоминающие те, которые используют в электрических схемах, но либо это очень специфические символы и гугл с ними не дружит, либо авторы выдумали их сами. Так или иначе, но графические обозначения идеально передают «электрическую» природу этой музыки, в которой кропотливо исследуются потоки электронных сигналов, обитающих в разных приборах или заключенных в гигантских электрических цепях, проложенных в лабиринтах мегаполисов.

     Демонстрирующий широкий спектр стилевых взаимодействий, когда стирается само понятие стиля, «Source of Vectors» посвящен памяти Питера Кристоферсона, и в этом жесте ощущается стремление зайти на те же территории подсознательно-галлюциногенного звучания, где обитали великие «Coil». Ориентирами для Марека и Томаша служили «Time Machines» и «Worship the Glitch» – опыты по воссозданию атмосферы первого альбома хорошо слышны в начале второго трека, наполненного резонирующей и безжизненно-безжалостной к нейронам головного мозга электроникой, гулкие и трескучие пласты которой постепенно развиваются в достоверное подобие медикаментозного кошмара, когда патологии психики вскрываются и глушатся звуковыми патологиями. В дело идет напряженный цифровой шум и звуки аналоговых синтезаторов. Следы другой Койловской «классики» можно услышать в середине альбома, когда из мельчайшего треска, хруста и прочих помех складываются аккуратные, но склонные порой к проявлениям буйства композиции, положенные на дабовый ритм, болезненный, и на этой своей болезненности полностью сосредоточенный эмбиент, грохот железных бочек, обеспечивающий «индустриальную шаманию». Иногда слышен чуть ли не трип-хоп, иногда короткие петли сэмплов и шумов воссоздают трансовые петли «Rapoon». Мне показался особенно интересным четвертый трек – он позволяет ощутить себя сигналом, в который превратился человеческий голос, когда вы передали свое короткое послание в телефонную трубку, и его подхватил электронный ток, унеся в хитросплетения проводов АТС. Треск телефонного диска, переключение реле и упорядоченный хаос шумов и сигналов, образующих электрифицированное огромное облако информации. С точки зрения цифрового шума интересен и заключительный трек, нарочито исключающий любые признаки человечности, более того, всячески стремящийся избавится от них, выжигая любые проявления смертельно опасным напряжением, образующим низкий монотонный гул и спирали бьющего по мозгам шума. Для поклонников «Coil» «Source of Vectors» интересен не только в качестве «памятного знака», да и любители «странностей» будут в восторге. Необычная экспериментальная музыка, выходящая за границы стилей.
   

www.zoharum.com

Illusion Of Safety – Sweet Dreams

Sweet Dreams

Drone Records ‎– SUB-17, 2013

 

A1. Sweet Dreams (6:08)

A2.Unresolved (5:45)

B. Always Somewhere Else (10:15)

 

Лично для  меня Дэн Бёрк всегда был и есть тем самым «тихим индивидуалистом», который не крутиться вокруг индустриальной тусовки (а та, в свою очередь, не крутиться вокруг него), а создает ни на что не похожую музыку, только ту, что слышит или очень хочет слушать в своей голове. Пройдя через множество трансформаций (хотя и оставаясь формально в выбранном пограничном пространстве между эмбиентом и индастриалом) и пропустив через свой проект «Illusion Of Safety» массу культовых персонажей, в то или иное время принимавших предложение половить музыкальные глюки вместе, на последних своих работах, выходящих не так часто, как раньше, Дэн приобрел неожиданную сдержанность и даже кротость, продолжая, тем не менее, создавать запутанные и донельзя перемешанные между собой узлы звуковых пространств, стянутые шумами, полевыми записями и электроакустическими преобразования. На своей новой пластинке, которую он готовил пять лет и еще два года ждал ее издания в серии «Substantia Innominata», музыкант решил пожелать всем приятных сновидений, к которым напрямую ведут психоделические опыты 60-70х, и поныне обеспечивающие мощные и сложные видения, способные взорвать мозг – хотя это действо смягчено упомянутой выше кротостью Бёрка, пришедшего к этому состоянию, на мой слух, после альбома «Bridges Intact».

Первая сторона пластинки посвящена быстрым и немного беспокойным снам. Сверхкороткие петли мелко порубленных мелодий и сигналов, бьющие сквозь веки вспышки окружающих шумов, чьи-то голоса и сильно искаженные звуки непонятного происхождения – все это наваливается сразу, но постепенно, по мере более глубокого провала в сон, из этих хаотичных абстракций проступают гитарные партии, переводя сознание на новый уровень. Гитары звучат, кстати, совсем не просто так: несколько партий, никак не связанных друг с другом, образуют сложные взаимоотношения, накатываясь мягкими потоками и неожиданно отступая резкими шумами, некоторые из них звучат медленно, другие намеренно убыстряются, и, разгоняясь, теряют фрагменты из пары-тройки аккордов и оставляют за собой долгое эхо. Странная, но безумно завлекательная игра со звуковым калейдоскопом, иногда прерывающая на резкую паузу «выскочившего» на пару секунд в реальность сознания, которое хорошо помнит, что безопасность – это только иллюзия. «Always Somewhere Else» эту иллюзию закрепляет. Здесь мы имеем возможность погрузиться в глубокий полуденный сон где-нибудь на лоне летней природы. В самом начале композиции гудят шмели, поют птички и вообще, создано крайне комфортное состояние для отдыха. Далее музыкальное повествование развивается неспешно и более последовательно, Дэн опять наслаивает полевые записи на психоделический ступор гитар, попутно задействуя тихое постанывание и потрескивание подручных предметов, окружающие шорохи и синтезаторную гудящую подложку, набрасывающую над спящим человека плотный купол, через который не пробьются шмели и прочие раздражители, способные потревожить тишину этого момента. Может быть, это самая странная и непростая пластинка в серии, но она стоит внимания, как и все, что связано с миром «Illusion Of Safety».

 

www.illusionofsafety.net

www.substantia-innominata.de

www.dronerecords.de

THU20 ‎– Vroeg Werk

th20
Monochrome Vision ‎– MV45, 2012

CD1:
1. 5720 (6:47)
2. 4023 (4:07)
3. 6554 (3:06)
4. 5857 (5:07)
5. 08 JG (7:04)
6. Four Elements (7:26)
7. Eerste Uni (4:10)
8. Tweede Uni (4:42)
9. Human Interface (2:14)
10. Rollebollen (3:36)
11. Groningen Excerpt (1:04)
12. Insthumixermix (3:05)
13. Djan Remix (3:37)
14. Bordeaux (20:28)

CD2:
1.'s-Hertogenbosch (5:01)
2. Intro Rotterdam (1:28)
3. Heiloo 2 (4:55)
4. Heiloo 3 (4:25)
5. Winterswijk 4 (6:07)
6. Rotterdam 2 (5:21)
7. 's-Hertogenbosch (2:03)
8. Heiloo 4 (3:50)
9. Winterswijk 5 (6:35)
10. Rotterdam 3 (5:36)
11. Rotterdam 4 (6:06)
12. Delft 3 (2:28)
13. Heiloo 5 (9:37)
14. Rotterdam 1 (4:53)
15. 's-Hertogenbosch (1:45)
16. Mainz (3:17)

«Vroeg Werk» – антология творчества группы «THU20»,  по которой, с некоторыми допущениями и оговорками, можно судить о голландской (самобытной не только из-за легализации, но и в следствии какого-то особенного менталитета) экспериментальной музыке последних лет тридцати. В этот коллектив входило пять самобытных музыкантов, среди которых можно отметить Франса Де Ваарда и Руэла Милкопа, и каждый из них привнес в звучание что-то определенно свое, так хорошо проявившееся до или после уже на сольных работах. Несмотря на малую часть треков, настроение которых словно намекает, что создавались они спонтанно и «по приколу», участники «THU20» относились к процессу записи крайне серьезно, тщательно продумывая каждое свое движение, отчего не пекли альбомы как пирожки, предпочитая более сдержанно радовать своих поклонников.

     На первом диске собраны студийные работы, раскиданные по кассетным и сd-r`ным компиляциям (стоит ли говорить об их штучности и недосягаемости на данный момент?), а также неизданный материал. Большинство работ намекает на базовые принципы их создания – запускается ритмичная основа (это может быть реальный бит, зацикленные шумовые сигналы, трескучая нервозность неопознанных шумов или петли из обрывков фраз), которая «наматывает» на себя остальной набор звуков, состав которого может быть каким угодно. Радиошумы, пленки, дребезжание аналоговых синтезаторов, манипуляции с бытовыми предметами и симптоматическая физиология, исторгнутая в микрофон, монологи, из которых вырываются случайные буквы, добавляющие в этот абстрактный поток свои кусочки странного звукового кода. Когда этого совсем не ждешь, в многослойность треков вклиниваются мрачные атмосферы death industrial («Tweede Uni»), перерождающийся в резонирующую агрессию силовой электроники, за которой, перескакивая через треки, несется сухой, абразивный шум. Всего очень много и все очень насыщенно, внимание не успевает переключаться, и, в какой-то момент, оставляет подсознание один на один с этим звуковым абсурдом, в которой важное место занимает не только переработка исходных звуков, но и их тотальное разрушение, сопровождающееся полным злобы истеричным воплем (в «Bordeaux» словно звучит «Genocide Organ», как если бы большая часть его участников находилась под седативными препаратами, а вокалиста об этом не предупредили).

     Второй диск содержит концертные записи коллектива – выступлений было мало, но каждое их них оставило свой след. Это и понятно, вживую «THU20» звучат активнее,  характерные приемы сохранились, но в само действие порой вплеснуто куда как больше энергии. Что позволяет с небывалым интересом наблюдать за гипнотическими трайбл-ритмами и радиошаманизмом «Heiloo 2», неожиданными вставками винтажных мелодий в шершавый дадаизм «Rotterdam 2», нервными текстурами «Winterswijk 5» и периодически обрушающимися шумовыми стенами. Часть треков звучит вычурно-спокойно и заставляет подумать о неких перфомансах и инсталляциях, участниками которых становятся сами зрители, перемещаясь по залам галереи в сопровождении экскурсовода («'s-Hertogenbosch»). Ожидания от этого сборника, подогретые пресс-релизом, воплощаются сторицей, принимая некую форму морального и физического удовлетворения от встречи с необычной, выходящей за рамки (хотя одновременно в них пребывающей) музыки.

www.monochromevision.ru

Ingenting Kollektiva ‎– Lost Beyond Telling

ik

Invisible Birds ‎– ib006, 2012

 

1. Visions Obscurcies (4:30)

2. The Void Spills Out (4:16)

3. This Presence Perhaps Absence (5:57)

4. The Air Wove Of These Nothings (10:57)

5. A Suffering That Turns To Light (5:20)

6. I Will Know How To Live In You (3:18)

7. The Dark Backward Abysm Of Time (9:54)

8. Catalogue D’Oiseaux (8:55)

9. Everything Is Abyss (23:08)

 

В лучших традициях постмодернизма, с помощью которых современное искусство успешно и безостановочно порождает само себя, участники «Ingenting Kollektiva» Мэтью Свизински и Диана Грэнахам запускают в циклы повторной переработки произведения Баха, Оливье Мессиана, Ингмара Бергмана, а также материал с собственной дебютной пластинки «Fragments of Night», (которая тоже была построена на обработке записей шестидесятых годов), получая в итоге многомерный drone ambient, в котором живые органические текстуры вписаны в алгебраическую холодность электроакустических преобразований, помогающих добиться подлинной бесконечности в круговороте отдельно взятых мелких частиц в «Everything Is Abyss». Ладно, плохая привычка начинать рецензию с конца альбома, начну как надо, с начала. Свое начало «Lost Beyond Telling», вдохновленный размышлениям о французской поэзии и ее экзистенциализме, берет в зимнем изоляционистском сумраке, где за стенами заметенного домика на отшибе цивилизации кто-то пытается видеть сны, утопая в бесконечных снежных пейзажах и у него это почти получается. Точнее, получается уловить тот момент, когда в дремотном сознании начинают возникать обрывки мелодий и звуков, которые кажутся такими знакомыми, но идентификации упорно не поддаются. В глубокий сон мешают погрузиться чьи-то шаги за стеной да призрачный шепот, не исключено, что эти зимние призраки спешат заглянуть к вам в комнату и душу сквозь раскрашенное морозом стекло. В целом располагающее к себе начало, где спонтанно возникающие резонирующие пустоты, быстро выходящие на первый план, прокладывают мостик к следующим картинам-настроениям, навеянным этой сонно гудящей и вибрирующей вытяжками из вечной классики музыкой. Где-то в пути возникает гитарное марево, иногда даже принимающее очертания «правильных» мелодий, но западающие в душу как раз это своей эфемерностью, уподоблением упавшему на землю утреннему туману, сквозь который уже пробиваются рассветные лучи, разгоняя некоторую сгустившуюся на момент «This Presence Perhaps Absence» тьму. Зато в этой утренней неге следует совершенно очаровательный органический эмбиент «The Air Wove Of These Nothings», прозрачный, наполненный закольцованными криками озерных птиц и разливистым звоном поющих чаш. В этот мирок тающей зимы и приближающейся весны пробивается журчание воды вместе со звуками виолончели и скрипки, а также со стаями вернувшихся с юга журавлей, крики и взмахи крыльев которых придают созданным авторам локациям жизнеспособность и органическую красоту. Впрочем, даже самым нью-эйджевым моментам  «Lost Beyond Telling» угрюмыми фактурами практически всегда сопутствует ощущение Бездны, затягивающей в себя все то живое, что и составляет этот альбом. Элементы постепенно упрощаются, теряют свой «окрас» под мрачнеющие звуки струнных, и проваливаются в пустоту, которая, словно маленький ребенок, отсеивает огромные резонирующие массивы и пространственные указатели, оставляя лишь звуковой песок, крупинки и хрупкие косточки птиц, которые и будет перекладывать в ладошках на всем протяжении «Everything Is Abyss». Впрочем, в этот бесконечный момент вы, скорее всего, будете спать и видеть совсем другие сны.

По своей фактуре и эмоциональному наполнению «Lost Beyond Telling» – очень качественный и сильный альбом. Его морозные потрескивания, рассветные блики и эхо пустоты захочется переслушать не единожды, может быть, с томиком Бодлера в руках, с какой-нибудь фугой Баха, играющей фоном в соседней комнате, и черно-белыми героями Бергмана на экране, открывающими рты в такт потустороннему шепоту, наполнившему эту странную и выразительную музыку «Ingenting Kollektiva».

 

http://invisiblebirds.org

Koji Asano – August is Fall

august
Solstice, SOLSTICE049, 2013

1. (23:08)
2. (16:40)
3. (19:14)

     Провожая последний августовский закат из окон своей квартиры, японский музыкант Кодзи Асано сгоняет в лэптоп множество вполне «конкретных» звуков и доводит их до полной неузнаваемости, лишь по какой-то случайности оставляя в многослойном потоке образовавшихся электронных сигналов трассирующие следы сигнализаций и «мигалок», рассекающих нагромождение урбанистического хаоса. Однако, это мои домыслы и ими они и останутся – Кодзи традиционно не раскрывает секреты творчества и не дает пояснений насчет темы и концепции того или оного альбома, доверяя слушателям самим сделать все необходимые выводы. Но раскрытое окно на обложке изображено явно неспроста, в него привычно залетают звуки улицы, вписываясь в микрокосм четырех стен, которые отзываются на этот городской резонанс своими звуками, среди которых, как в третьей части альбома, преобладают монотонные механические циклы каких-то сугубо домашних предметов. Из этих препарированных фрагментов Асано создает абстрактные шумовые зарисовки, обходящиеся без агрессии по отношению к слуху и предпочитающие клокотать и шуршать на грани восприятия, заходя, однако, попутно на индустриальные территории, где взрыхляют реальность порой весьма напряженными моментами. Ну а в начале альбома «August is Fall» японец в своей самобытной манере устраивает небольшую революцию в мире шумовой музыки – не секрет, что шум в своем эстетическом мировоззрении призван нарушать тишину, искажая привычные мелодичные структуры и каноны. Асано исходит от обратного и нарушает бормочущую и раздираемую помехами линию шума…тишиной, вставляя ее бездонные провалы со странной периодичностью. И еще неизвестно, что в данном случае вызывает большее эмоциональное раздражение, неопознанный и оттого кажущийся неуловимо чужим шум или эти секунды полного бездействия и молчания. Что и говорить, идея неожиданно свежая, странно, что она не ушла в постиндустриальное пространство до этого момента. Да и в целом можно сказать, что «August is Fall» получился удачным – хотя, учитывая манеру автора обходиться с исходным материалом и формировать финальное звуковое пространство, это по-прежнему альбом на любителя, который прорвался хотя бы через пару из сорока девяти дисков Кодзи.

www.kojiasano.com

Koji Asano – August is Fall

august

Solstice, SOLSTICE049, 2013

 

1. (23:08)

2. (16:40)

3. (19:14)

 

Провожая последний августовский закат из окон своей квартиры, японский музыкант Кодзи Асано сгоняет в лэптоп множество вполне «конкретных» звуков и доводит их до полной неузнаваемости, лишь по какой-то случайности оставляя в многослойном потоке образовавшихся электронных сигналов трассирующие следы сигнализаций и «мигалок», рассекающих нагромождение урбанистического хаоса. Однако, это мои домыслы и ими они и останутся – Кодзи традиционно не раскрывает секреты творчества и не дает пояснений насчет темы и концепции того или оного альбома, доверяя слушателям самим сделать все необходимые выводы. Но раскрытое окно на обложке изображено явно неспроста, в него привычно залетают звуки улицы, вписываясь в микрокосм четырех стен, которые отзываются на этот городской резонанс своими звуками, среди которых, как в третьей части альбома, преобладают монотонные механические циклы каких-то сугубо домашних предметов. Из этих препарированных фрагментов Асано создает абстрактные шумовые зарисовки, обходящиеся без агрессии по отношению к слуху и предпочитающие клокотать и шуршать на грани восприятия, заходя, однако, попутно на индустриальные территории, где взрыхляют реальность порой весьма напряженными моментами. Ну а в начале альбома «August is Fall» японец в своей самобытной манере устраивает небольшую революцию в мире шумовой музыки – не секрет, что шум в своем эстетическом мировоззрении призван нарушать тишину, искажая привычные мелодичные структуры и каноны. Асано исходит от обратного и нарушает бормочущую и раздираемую помехами линию шума…тишиной, вставляя ее бездонные провалы со странной периодичностью. И еще неизвестно, что в данном случае вызывает большее эмоциональное раздражение, неопознанный и оттого кажущийся неуловимо чужим шум или эти секунды полного бездействия и молчания. Что и говорить, идея неожиданно свежая, странно, что она не ушла в постиндустриальное пространство до этого момента. Да и в целом можно сказать, что «August is Fall» получился удачным – хотя, учитывая манеру автора обходиться с исходным материалом и формировать финальное звуковое пространство, это по-прежнему альбом на любителя, который прорвался хотя бы через пару из сорока девяти дисков Кодзи.

 

www.kojiasano.com