Anthesteria – Eis

Питерский one-man проект «Anthesteria», не проявлявший активности уже несколько долгих лет, сборником «Eis» (ставшим третьим релизом в серии «Знаки» лейблов «Zhelezobeton» и «kultFRONT») словно бы оставляет свой последний след на заснеженном поле русской постиндустриальной музыки. Почему «заснеженном»?  Потому, что многие композиции сборника (а все они были созданы в период с 2003 по 2010 годы, лишь трек «Alone» уже в 2016-м был дополнен декламацией стихотворения Эдгара По) прямо или косвенно, на уровне ощущений, связаны с темой зимы: Continue reading

Advertisements

India Czajkowska & Sebastian Madejski ‎– Tańce Snu

tancu sna

Zoharum ‎– ZOHAR 081-2, 2014

 

  1. Entoihen (5:02)
  2. Natres (5:24)
  3. Mirtey Truti (5:13)
  4. Kan Di Kam (6:42)
  5. Eigis (3:07)
  6. Sirhe Noria (11:31)
  7. Neritiese (5:22)
  8. Naya Trea Ne (4:19)
  9. 9. Hosenais (3:56)
  10. 10. Selionei (6:22)
  11. 11. Ane Kaliman (3:01)

 

Мистерии, сатурналии и древние языческие ритуалы, которым время не оставило в настоящем их прежних названий. Литургии и молитвы. «Ранняя» музыка Европы и площадное искусство менестрелей, превращенное в выразительный и завораживающий гротеск. Игры на «академической» территории, приправленные экзотическими мотивами из дальних и загадочных стран, нанесенных на старинные карты с пометкой «здесь водятся чудовища». Все это и многое другое смешалось в калейдоскоп снов и грез, представленный на совместном альбоме Индии Чайковской и Себастьяна Мадейски, демонстрирующем ту безграничную свободу воображения, которую так старательно пытаются развить многие творцы. Двум польским исполнителям это здесь вполне удалось. В «Танце Сна» тесно переплетены времена и культуры: кажется, люди только-только делают первые шаги, пытаясь выразить окружающий мир с помощью музыки, ищут способы поведать потомкам о закономерностях бытия, придумывая простые ритуалы, отныне и вовек связанные с извечными циклами Жизни. И тут же эти ритуалы обрастают пылью истории, теряя свой первоначальный смысл и получая новые интерпретации, становясь частью новых ритмов и гармоний, чтобы однажды все-таки раскрыть свою истинную суть посвященным, собравшимся в рассветной чаще в древних местах силы. Может быть, «Танец сна» рассказывает именно об этом – о преемственности поколений и наследовании культурных образов, а, может быть, музыканты просто транслируют образы, поднимающиеся из глубин памяти, подбирая для них подходящее звучание инструментов и голосов, а также танцевальные движения, грациозные па, помогающие вести общения на языке тела. На этом альбоме мы услышим виолу да Гамба, дульцимер, бубны и барабаны, флейты, гитары и пианино, легкий синтезаторный бэкграунд и, конечно же, голоса Индии и Себастьяна, то пронзающие сильной энергетикой, идущей от возвышенных и глубоких вокализов, то добивающиеся почти что оперной экспрессии, при этом не произнося ни слова и лишь изредка сбиваясь на речитатив, становящийся одной из частей перкуссии. Слушая альбом, легко вспомнить о легендарных «Dead Can Dance» и «Ataraxia», да и многие резиденты лейбла «Prikosnovenie» могут придти на память наравне с японцами «Jack or Jive», которых обязательно стоит упомянуть, говоря об этой странной (в хорошем смысле) музыке, тающей после прослушивания подобно сновидениям, напуганным вторжением реальности.

 

www.zoharum.com

Machinefabriek ‎– Halfslaap II / Stiltetonen

halfslaap

White Paddy Mountain ‎– WPMC008, 2014

 

1. Halfslaap II (35:08)

2. Stiltetonen (Album Version) (20:05)

 

На этот диск вошли две продолжительные работы неутомимого голландца Рудгера Зюйдельвельта, хорошо отражающие одно сильное стремление автора «Machinefabriek» (охватившее также множество его коллег из цеха экспериментальной музыки, вооруженных лэптопами, генерирующими тонны цифрового шума и гула) – стремление укрепиться на ниве академического минимализма.  В случае «Halfslaap II» в дело активно вступают всячески это стремление поддерживающая виолончель и Энни Бейкер, извлекающий из инструмента грустные, гудящие партии, которые уже Рудгер превращает в бесконечные (в пределах тридцати с лишним минут, которые тянуться застывшей вечностью) петли, выстраивая из них композицию, лучше всего соответствующую стандартам, давно уже заданным исполнителями с далекой Исландии, в частности, Хильдур Гуднадоттир – когда и невыносимо-заунывно, и совсем невозможно оторваться, и переход этой тонкой грани зависит только от настроя слушателя. Я как-то склоняюсь к первому варианту, но это чисто субъективно. В «Stiltetonen» Зюйдервельт проявляет рачительность, демонстрируя, что у него все способно пойти в дело и обрести вторую жизнь: для записи трека были использованы короткие петли, подготовленные в свое время для одной из выставок, для которых «Machinefabriek» всегда охотно создает интерактивные саундтреки. Эти петли получены с помощью пианино и из их неспешного кружения в воздухе в итоге выходит дымчатая, меланхоличная и чуть разреженная композиция (идеально описывающая пейзаж на обложке диска), где тихие клавиши образуют не только минималистичную мелодию, но и еще более тихие эхо, вибрации и гул, насыщающие «Stiltetonen» призрачными фантомами и вполне себе человеческой душевностью. К гулу, вообще невесомому, в итоге все и сводиться.

Я по-прежнему не спешу записываться в кружок фанатов «Machinefabriek», редко отмечая заметную эмоциональную реакцию со своей стороны на его музыку, поэтому данный релиз оценю «50/50»: первая половина вышла утомительной, вторая не лишена очарования. Поклонникам и тем, кому интересно, как из обширной части экспериментирующих с эмбиентом музыкантов вырастает новая поросль творцов «почти что» академической музыки, будет очень интересно.

 

 

http://whitepaddymountain.tumblr.com

www.machinefabriek.nu

Kátai Tamás – Erika Szobája

tamas katai

GS Productions, GSP 51, 2014

 

1. Télvíz (13:02)

2. Zölderdõ (3:50)

3. Renoir kertje (5:18)

4. Esõben szaladtál (6:05)

5. Ázik az út (4:28)

6. Sûrû völgyek takaród (5:06)

7. Õszhozó (8:40)

8. Mécsvilág (4:10)

9. Zúzmara (5:25)

 

Этой музыке, как и любой другой, можно придать много различных смыслов, но из всех образов и слов, приходящих при прослушивании этого единственного сольного альбома (получившего свое второе «физическое» воплощение стараниями московского лейбла «GS Productions») венгерского музыканта Тамаша Катая (создатель культовых «Gire» и «Thy Catafalque»), лично мне очень близка фраза про «последнее лето детства». Это лето и это детство принадлежат некоей Эрике, и проводит она его где-то за городом, в старом доме, открывая в привычных теплых днях на лоне природы странные и необратимые изменения в своей маленькой вселенной. Уже в утреннем воздухе чувствуется тревожащая сердце горчинка меланхолии, когда приходит понимание того, что этот миг никогда больше не повторится; уже пробежка под холодным дождем не кажется такой веселой и бесшабашной затеей, а способна вызвать не только озноб, но и легкую панику, когда тяжелые струи размывают землю и ткут вокруг непроницаемую паутину; уже ложатся тяжестью трескучие гудки телефона, а в далеком грохоте поездов присутствуют нотки разлуки, а не скорой встречи. Но все-таки солнце еще беззастенчиво ласкает своим теплом, речная вода обвивает лодыжки нежным журчанием, птицы радостно приветствуют каждое твое появление щебетом – все вроде как обычно, если не считать неизбежных символов, знаков и явлений, все активнее оттесняющих от прекрасного мира Детства.

Не знаю, это ли имел ввиду автор или же он облек в музыкальную форму какие-то свои личные переживания, воплотив их в атмосферную, эклектичную музыку (настолько самобытную, что лучше от нее ничего не ожидать, особенно всякого пост-блэка в духе «основных» проектов Тамаша), порой не избегающую напряженных и даже драматических моментов. Грустный и ностальгический минимализм пианино обернут туманной дымкой эмбиента, в моменты эмоционального напряжения преображающегося в неоклассические пассажи, дополненные романтичной тоской скрипок и виолончели, а также различными «бытовыми» звуками, активно участвующими в создании уникальной атмосферы «Комнаты Эрики»- чего стоит тихое тиканье часов в «Télvíz», лаконично описывающее неумолимую и неторопливую поступь времени. Также представлены весьма зажигательные венгерские народные мелодии, переходящие в жизнерадостные летние вальсы, пронизанные прозрачным перезвоном колокольчиков. Не избегает Катай и поэтических цитат, положенных на неофолковые мотивы, ловко обращается с электронными звуками, которые, хоть порой и кажутся чужими в этом «живом» мире, вносят свою «дарквейвовую» лепту фэнтезийными переливами синтезаторов и пульсирующими ритмами, сопровождающими угнетенное завывание электрогитар («Sûrû völgyek takaród»). Из всего этого выстраивается целый мир – не очень большой, но очень живой и осязаемый; мир, который под конец боишься разрушить неловким движением или лишним звуком, но который сам способен разрушить что-то внутри слушательской души – хотя бы заскорузлые корки взрослого рационализма, одарив взамен умением слышать бег времени и дорожить каждым неповторимым мгновением. Красивый альбом.

 

 

http://gsp-music.com

Day Before Us ‎– Child of a New Light

Day Before Us

Triple Moon Records ‎– TMR 001, 2014

 

1. The blood out of a mother’s breast

2. First tears at dusk

3. Child of a new light

4. The ecstatic search

5. Wounded angels

6. Silences initiatiques

 

«Child of a New Light» – новая работа итальянского проекта «Day Before Us», который до этого был всецело в ведении композитора, музыкального критика и писателя Филиппе Блаше, а недавно превратился в дуэт за счет появления в нем греческой певицы Ефросиньи Папамахалопулу (некогда участница группы «Decadance», чей альбом «Where Do Broken Hearts Go?» я давно уже числю в числе своих любимых), что должно было придать новый творческий вектор. Наверное, так и случилось, хотя судить об этом не мне, ибо прослушивание этого диска стало моим знакомством с данным коллективом. «Day Before Us» близки к неоклассике – их композиции базируются на эмоциональных, не лишенных романтизма партиях пианино, также за счет клавишных создается большинство бэкграундных эффектов, сносящих музыку в сторону эзотерического индастриала и дарквейва: реверсы, задержки и петли помогают создать замкнутое пространство, наполненное тревожными созвучиями, эхом похоронных маршей и фолковых мотивов, гулкими клокотаниями отраженных звуков и неясными тенями, выгоняющими из привычного домашнего света в полумрак лесных чащ, где еще творятся неведомыми жрецами древние ритуалы и порой пропадают дети. Дети – это основные герои картин рижской художницы Яны Брикье, работы которой использованы в оформлении диска. Точнее, не дети, а странные андрогинные существа, похожие на детей, но живущие в сюрреалистическом мире, где взрослые перверсии плотно вплетены в бытие этих бледных, болезненных созданий. К картинам Яны может возникнуть очень много вопросов, но связь с ее визуальными образами помогает раскрыть  смысл «Child of a New Light» в символике неизбежной потере невинности . Нет, не в физиологическом плане, а плане духовном, когда взрослый мир проникает в герметичные детские мирки деструктивными образами, первыми вспышками насилия, сложными вопросами, на которые надо искать ответы самому, оторвавшись, образно говоря, от материнской груди. Это лишение невинности – процесс куда как более болезненный и часто его отказываются принимать, уходя в эскапизм, придумывая себе внутренние убежища, где боль и тревога преломляются в сказочные образы, «секретики», закопанные в ворохе ярких бумажек где-то на периферии. Поэтому «Wounded angels» и «Silences initiatiques» выступают в качестве подобных убежищ, где на лесной поляне Ефросинья рассказывает сказку-сон, тихо поют птички и царит полная идиллия, конец которой, увы, неотвратим. Предшествующие им треки звучат более напряженно, в них зачастую образуются noiseи dark ambient`ные пустоты и бурлящие глубины, наполненные зыбкими звуками пианино (редко к нему присоединяется акустическая гитара), срывающимися в яростные попытки вырваться из этого круга обступающей тьмы, которым вторят мистериальные вокализы, псевдооперные арии и убаюкивающий шепот.

Тревожный и красивый альбом. Не знаю даже, чего в нем больше, и что оказывает сильнейшее эмоциональное воздействие, но безучастность – это не то, с чем вы придете к финальным аккордам «Child o a New Light».

 

http://daybeforeus.tumblr.com

http://triplemoonrecords.wordpress.com

Wings Of An Angel ‎– Apocalyptic Love Poems For The End Of The World

woaa-359x359

GSP ‎– GSP 31, 2014

 

01. It’s The Final Night Before The Next Big Bang, So While Everybody Is Busy Feeling Blue And Crestfallen

02. My Tri-Headed Tibetan Skull Bead Necklace Is The Only Protection I Need On Doomsday

03. The Terrible Ambience Was Everywhere, Inescapable, Earthshaking, Horrifying

04. Perhaps I’ve Failed, Perhaps I’ve Been Wrong My Entire Life

05. Sages Often Proclaim That It’s Never Too Late To Love Your Child

06. Kadosh, Kadosh, Kadosh

07. The Ancient Art Of Depression

08. Therein Hide My Beautiful Shadows Of Self Destruction

09. My Guardian Angel Is An Undercover Vigilante

10. Unable To Find New Escape Routes From Myself

11. In A Lifeless World, You’ll Have To Find Solace In Me

 

Эту работу израильского музыканта Феликса Каплана (его дебют на CD, до этого придуманный им «WingsOfAnAngel» издавал релизы в цифровом виде, в частности, на вездесущем bandcamp) можно воспринимать двояко. С одной стороны, это поиск света в темноте, обретение безнадежных, но важных чувств в вихре захлестнувшего мир апокалипсиса, с другой стороны – противопоставление личной трагедии, ввергающей в бездны мизантропии,  трагедии окружающего мира, разрушающегося на глазах главного героя альбома, который этого не замечает, бредя сквозь сгущающуюся темень сгубившей его душу драмы. Это двойственность слышна и в музыке – электронном дарк эмбиенте, легко обходящемся без «классических» жанровых эффектов, а вместо этого порождающего плотные (иногда настолько, что впадаешь от их напряженного и напористого звучания в настоящий ступор) звуковые структуры, отправленные в вечный дрейф на фоне черно-белых пейзажей, которые сменяются вдруг возвышенными классическими пассажами, неземной красотой своей приближающих слушателя к подлинному катарсису. Названия композиций нарочито длинны (некоторые даже можно назвать «рассказом в одну строку») и вроде как не лишены иронии – словно насмехаясь над канонами жанра, Каплан штурмует сознание избитыми образами, в которых сакральность, эмоциональность и ритуальность формируют условный гипертекст, не раз начинавший смысловые игры со слушателем на обложках изданий мастеров «темного искусства». В музыке же подобной иронии Феликс себе не позволяет – его долгие опусы нарочито серьезны, они направлено проникают в эмоцинальные центры боли и удовольствия: тягучими, застывающими волнами эмбиентных пассажей, атмосферная бесформенность и гудящая статика которых в нужные и тщательно выбранные моменты превращаются в созвучия неземной красоты, в которых слышен и возвышенный трагизм «AdagioforStrings» Самюэля Барбера, и доведенная до абсолюта меланхолия «Pavane Pour Une Infante Defunte» Равеля. Щемящая душу тоска от невосполнимой потери – это мрачные монолиты гула, посредники между реальностью и тяжким, болезненным, насильно смыкающим глаза сном; поиск надежды – тонкие, акварельно-прозрачные зарисовки, вызывающие какое-то странное ощущение мучительного счастья, рожденного осознанием того, что ее лучи пока еще относительно далеко и их нельзя потрогать руками, но и исчезнуть они уже не смогут. Пожалуй, в какой-то момент эта надежда побеждает, и «ApocalypticLovePoemsForTheEndOfTheWorld», обретя отстраненно-медитативный настрой, предстает весьма жизнеутверждающей работой с показательными прогулками в постапокалиптическом мраке, на фоне которого побеждающий свет выглядит особенно выразительно. Глубокая и сильная работа, которая на первый взгляд может показаться излишне простой, но быстро раскрывающаяся во всей своей лаконичной, «готической» красоте. Тираж 100 штук, отличное оформление и музыка, к которой вы наверняка вернетесь не единожды – хороший повод поставить творение «WingsOfAnAngel» на полку.

 

 

http://gsp-music.com

https://wingsofanangel.bandcamp.com

Troum ‎– Mare Morphosis

Troum_cover.indd

Transgredient Records ‎– TR-09, 2014

 

Этим альбомом немцы «Troum» ставят грандиозную точку в трилогии «PowerRomantic», которая стала для них и своеобразной opusmagnum (на данный момент), и, в то же время, открыла новые горизонты в их творчестве. Впрочем, точка – это весьма условное обозначение для музыки бременцев, которая не имеет привычных «логичных» привязок к пространственно-временному континууму и порой заполняет его целиком, а то и выходит за пределы и принимает совсем уже глубинно-абстрактные формы. Так что кто-то (как и я) может увязать звучание этого диска с заявленным в названии морем, а кто-то придумать свою систему координат для этой огромной, трансцендентной работы.

«MareMorphosis» стартует с материала «семерки» «BachEingeschaltet, DritterBand», на которой немцы осмысливают в русле дроновой эстетики творения своего великого соотечественника, Иоганна Баха, с творчеством которого у «Troum» неожиданно прослеживается масса параллелей. Это и масштабность, и космизм, и возвышенная красота, и стремление познать необъятное – правда, там, где великий композитор прибегал к сложности и монументальности, его современники, наоборот, стремятся к архаичному минимализму, выискивая в струнных партиях симфонического оркестра мельчайшие крупицы, которые, будучи свитыми в бесконечные повторы, дают гипнотический эффект и, в то же время, обеспечивают мощную привязку к своим «первоистокам». Эти повторяющиеся крупицы заряжены мощным ритмом и напряженным, порой драматически ревущим рокотом и гулом, слушая все это, легко сложить в голове термины в название вроде «симфонический пост-рок». Да, именно так: теперь «Troum» вновь, со времен «Ryn», как никогда близки к рок-музыке, добиваясь сравнения и с аутичными северянами «SigurRos» и с экспрессивными японцами «Mono». Перед слушателем разливается море звуков – и он в нем буквально тонет. Гудящая, клокочущая масса, вспененная далекими громовыми раскатами, бьющимися в водоворотах обрывками мелодий, которые уносят и перемешивают привычные реверсы, накрывает с головой и тянет на дно. Становится темнее, «вода» давит все плотнее, света становится все меньше – вначале нехватка кислорода вызывает яркие, психоделические видения и коллажи, но потом, в некоей точке невозврата, охватывает паника. Ее очень точно описывает следующий сегмент альбома, состоящий из грохота ударных, шизофренического гитарного рева и странных звуковых манипуляций, выключающих сознание. Однако, «Troum» никого не хотят утопить: это лишь экспириенс, погружение в глубины подсознания, откуда нелегко, но можно вынырнуть, и даже поднять на поверхность какой-нибудь «клад». Так что, вдоволь напугав асфиксией и даже обреченностью, музыка выталкивает на поверхность: гитары призывно гудят, как гудки огромных кораблей, звуки плавно покачиваются в лучах согревающего солнечного света, а скрипки, в своем академическом снобизме даже не предполагавшие до этого, что им предстоит участвовать в подобных триповых погружениях, облегченно поют оду радости и жизни.

«MareMorphosis» звучит в новом эволюционном ключе. Здесь сильно заметно желание продемонстрировать, что андеграунд и классика связаны гораздо больше, чем никак, и что они могут параллельно исследовать потаенные уголки человеческой души и даже образовать впечатляющие своей результативностью творческие симбиозы. Заметно и желание расширить аудиторию за счет поклонников пост-рока и смежных жанров, интересующихся потусторонним звучанием и отсылками к бессознательному. Это очень сильная  и захватывающая работа, после нее лично мне захотелось просто посидеть и подышать – а потом снова потянуло нырнуть в эти глубины, полные необъятной и необъяснимой красоты, которой можно любоваться бесконечно. Гении достойно завершили свою трилогию,  создав настоящую классику нового, довольно странного, но богатого на находки и эксперименты времени.

 

 

www.dronerecords.de