Martyn Bates ‎– Fireworks & Jewels / The Colour Of Amber

bates

Ambivalent Scale Recordings ‎– A-Scale 053

Это, конечно, чисто субъективно, но многие сольные альбомы Мартина Бэйтса прочно ассоциируются у меня с каким-нибудь временем года и с присущим этому времени цветом. Например, «Mystery Seas (Letters Written #2)», наполненный тревожными органными звуками, вызывает в воображении белые зимние образы, неясные силуэты людских фигур, бредущих по снежному полю или тёмной роще, холодные пейзажи северных морей, страшные легенды и сказания, оживающие под завывание пронизывающего ветра. «Imagination Feels Like Poison», напротив, обитает где-то в поэтичных просторах северного короткого лета, которое упорно стучится в покосившуюся дверь заброшенного дома, вызывая неутомимую тягу подняться с насиженного места и пойти по свету в поисках всего того, о чем поет этот сильный и хрупкий голос. Continue reading

Various ‎– Colours Of Black: Russian Neo-Folk Special

dark folk

Shadowplay Release ‎– SPR154, K-Records‎– KR-001, 2015

 

Третья часть без преувеличения, легендарной для отечественной «темной сцены» компиляции «Colours of Black» воронежского лейбла «Shadowplay» посвящена дарк-фолку, для которого российская почва стала если не родной, то однозначно плодородной. На сборнике представлены работы коллективов и исполнителей, с чьими именами этот жанр вызывает стойкие ассоциации на 1/6 части суши, композиции молодых авторов, в музыке которых можно разглядеть намеки на будущее развитие стиля, образцы «смежных жанров» и совместные работы «патриархов» Continue reading

Nightwood Movies ‎– Enter the Obscurity

nightwood

Sulphur Flowers ‎– SF 2, 2014

 

  1. Let the Drone Touch the Light (5:14)
  2. Of the Crane and the Rain (5:26)
  3. Pool at Dusk (4:17)
  4. Enter the Obscurity (6:30)
  5. A Perfect Sleeplessness (5:48)
  6. Reflections in Penumbrae (5:44)
  7. Deep Breaths (6:11)

 

Калининград давно заслужил право называться «оплотом русского дарк-фолка», подарив сцене несколько замечательных коллективов, таких, как «Romowe Rikoito», «Kratong», «Sunset Wings» – честное слово, вспоминая творчество этих людей, даже как-то даже тянет снова называть их родной город Кенигсбергом, это старое немецкое название куда как больше подходит под настроение их музыки, отдавая благородной горчинкой Истории Европы. Теперь к этому списку можно добавить и дуэт «Nightwood Movies», чей дебютный альбом вышел под занавес прошлого года на московском лейбле «Sulphur Flowers». Традиционный dark folk (хотя определенно слово «dark» не является самым подходящим для этой музыки, каноническое слово «апокалиптический» тоже вряд ли подойдет) с трехаккордовыми акустическими гитарами, медленным ритмом и нагоняющей меланхоличной тоски виолончелью авторы «Enter the Obscurity» дополняют атмосферными пост-роковыми переливами и мелодичным шугейзом, революции в жанре не совершая, но привнося тем самым изрядную доли оригинальности. А вот вокал звучит классически для русских адептов жанра: это не пение, а, скорее, декламация когда с мечтательными интонациями, иногда переходящими на трепетный, почти что романтический шепот, произносятся «белые» и вполне обычные стихи, неявные ритмы которых так отлично ложатся на плывущую, порой кажущуюся прозрачной музыку. Она порождает движущиеся картинки в воображении, где прошлого, с его трагизмом цвета сепии, рожденном в переживании несбывшихся надежд, гораздо больше, чем настоящего, а суете современных людских ульев противопоставлена тихая природа, оживающая в движении трав, чьи длинные, по-осеннему сухие стебли нежно трогают тебя за руки, в легком шуме ветра, разносящем крики улетающих журавлей, в золотистом взгляде тысяч звезд, раскинувшихся по руслу Млечного Пути. Музыка под стать природе – она вибрирует жизненной энергией и кажется очень настоящей и близкой, в нужные моменты она усыпляет, уводя от реальности, но может и разбудить от иллюзий эскапизма, и даже, как в «Deep Breaths», поднять по тревоге, убедительно доказывая, что эта поэтическая нега не вечна, что мир со всей силой рано или поздно вторгнется в уютные уголки усыпленных внутренних вселенных, но тем ценнее становится этот миг полного спокойствия, душевной концентрации и собранности с мыслями.  Стоит отметить также качество звучания, альбом записан отменно и создается полное впечатление (при наличии хорошей аппаратуры и располагающей обстановки), что музыканты поют и играют прямо рядом с вами, и их дыхание, рождающее эти слова и мелодии, сливается с вашим. Отличный альбом, ценный своим настроением, отражающим какие-то бесконечно красивые и эмоциональные моменты жизни во всех ее проявлениях.

 

http://sulphurflowers.bandcamp.com

India Czajkowska & Sebastian Madejski ‎– Tańce Snu

tancu sna

Zoharum ‎– ZOHAR 081-2, 2014

 

  1. Entoihen (5:02)
  2. Natres (5:24)
  3. Mirtey Truti (5:13)
  4. Kan Di Kam (6:42)
  5. Eigis (3:07)
  6. Sirhe Noria (11:31)
  7. Neritiese (5:22)
  8. Naya Trea Ne (4:19)
  9. 9. Hosenais (3:56)
  10. 10. Selionei (6:22)
  11. 11. Ane Kaliman (3:01)

 

Мистерии, сатурналии и древние языческие ритуалы, которым время не оставило в настоящем их прежних названий. Литургии и молитвы. «Ранняя» музыка Европы и площадное искусство менестрелей, превращенное в выразительный и завораживающий гротеск. Игры на «академической» территории, приправленные экзотическими мотивами из дальних и загадочных стран, нанесенных на старинные карты с пометкой «здесь водятся чудовища». Все это и многое другое смешалось в калейдоскоп снов и грез, представленный на совместном альбоме Индии Чайковской и Себастьяна Мадейски, демонстрирующем ту безграничную свободу воображения, которую так старательно пытаются развить многие творцы. Двум польским исполнителям это здесь вполне удалось. В «Танце Сна» тесно переплетены времена и культуры: кажется, люди только-только делают первые шаги, пытаясь выразить окружающий мир с помощью музыки, ищут способы поведать потомкам о закономерностях бытия, придумывая простые ритуалы, отныне и вовек связанные с извечными циклами Жизни. И тут же эти ритуалы обрастают пылью истории, теряя свой первоначальный смысл и получая новые интерпретации, становясь частью новых ритмов и гармоний, чтобы однажды все-таки раскрыть свою истинную суть посвященным, собравшимся в рассветной чаще в древних местах силы. Может быть, «Танец сна» рассказывает именно об этом – о преемственности поколений и наследовании культурных образов, а, может быть, музыканты просто транслируют образы, поднимающиеся из глубин памяти, подбирая для них подходящее звучание инструментов и голосов, а также танцевальные движения, грациозные па, помогающие вести общения на языке тела. На этом альбоме мы услышим виолу да Гамба, дульцимер, бубны и барабаны, флейты, гитары и пианино, легкий синтезаторный бэкграунд и, конечно же, голоса Индии и Себастьяна, то пронзающие сильной энергетикой, идущей от возвышенных и глубоких вокализов, то добивающиеся почти что оперной экспрессии, при этом не произнося ни слова и лишь изредка сбиваясь на речитатив, становящийся одной из частей перкуссии. Слушая альбом, легко вспомнить о легендарных «Dead Can Dance» и «Ataraxia», да и многие резиденты лейбла «Prikosnovenie» могут придти на память наравне с японцами «Jack or Jive», которых обязательно стоит упомянуть, говоря об этой странной (в хорошем смысле) музыке, тающей после прослушивания подобно сновидениям, напуганным вторжением реальности.

 

www.zoharum.com

Kreiviskai – Zemmis Supnāi

zemmis

Casus Belli Musica, 2014

 

  1. Сны земли
  2. Горушка
  3. Меж совой и жаворонком
  4. Malduns be mergas
  5. Троица
  6. Три вяночки
  7. У Гром-камня
  8. Кривия
  9. Марш Кривды
  10. Кабак “Ухват”
  11. Зарождение
  12. Вдоль по морю
  13. Святвячор

 

Традиция жива до тех пор, пока жив хотя бы один человек, помнящий о ней, следующий древним заветам родной земли. Когда он уходит, сама земля становится хранилищем знаний и событий, постепенно переваривая их в своих глубинах, пока те не станут частью ее вечных недр, приходя в тревожных, светлых и величественных снах, которыми она грезит в своей вековой дреме. «Сны земли» – дебютный альбом тверской группы «Kreiviskai». Ее участники возрождают в своем творчестве культурную и духовную Традицию Кривии, пространства от Твери до Балтики и Белоруссии, где обитали кривичи, в общину которых входили представители балтских, финно-угорских и славянских племен. Само слово «Кривия» связывают с названием языческих священников, а обитателей этих земель издревле считали колдунами, владеющими «другой» стороной Правды – той самой Кривдой из детских сказок, которая с младенчества воспринималась как нечто злое и негативное, но сейчас в этом вопросе гораздо меньше однозначности. В «Zemmis Supnāi», следуя извечным циклам бытия, вереницей сказаний и образов проносятся древние песни (собранные по крупицам слов энтузиастами в далеких деревнях по различным районам и областям), заговоры, а также авторские сочинения «Kreiviskai», позволяющие представить себе, что тонкая связь с Традицией и родной землей все-таки не прервалась и голоса прошлого хорошо слышны среди звуков и шумов настоящего. Музыканты используют традиционные инструменты, вроде дуды, гудков, колесной лиры, рожков, барабанов и флейт, все это органично сочетается с синтезаторами, создающими атмосферный, глубокий и немного мистический эмбиентный фон, а также с различными «бытовыми» и окружающими записями, привносящими в работы коллектива ощущение аутентичного быта (следования сезонным изменениям природы, отмеченным веселыми праздниками и тяжелыми буднями) и охватившими все аспекты жизни, от рождения до смерти, в том числе и геройской: несколько треков звучат нарочито боевито, вокалист явно упражнялся в какой-нибудь «металической» группе, чтобы передать яростный и гордый настрой, подстегнутый гипнотическим грохотом барабанов, от которого закипает кровь. Все это помогает музыкантам создавать музыку, которую лучше всего опишет слово «зачаровывающая»: перекликающимся разноголосьем, насыщенным звучанием инструментов, загадочно-зыбким, как мираж, бэкграундом и ощущением соприкосновения с седой древностью, которая оживает в этих ярких снах, так плотно граничащих с реальностью. Или это чары Кривды? Так или иначе, альбом (кстати, еще и отлично оформленный) получился достойным широкого внимания – тем более, что на наших родных просторах такие качественные работы все еще крайне редки.

 

 

www.casusbellimusica.com

Kátai Tamás – Erika Szobája

tamas katai

GS Productions, GSP 51, 2014

 

1. Télvíz (13:02)

2. Zölderdõ (3:50)

3. Renoir kertje (5:18)

4. Esõben szaladtál (6:05)

5. Ázik az út (4:28)

6. Sûrû völgyek takaród (5:06)

7. Õszhozó (8:40)

8. Mécsvilág (4:10)

9. Zúzmara (5:25)

 

Этой музыке, как и любой другой, можно придать много различных смыслов, но из всех образов и слов, приходящих при прослушивании этого единственного сольного альбома (получившего свое второе «физическое» воплощение стараниями московского лейбла «GS Productions») венгерского музыканта Тамаша Катая (создатель культовых «Gire» и «Thy Catafalque»), лично мне очень близка фраза про «последнее лето детства». Это лето и это детство принадлежат некоей Эрике, и проводит она его где-то за городом, в старом доме, открывая в привычных теплых днях на лоне природы странные и необратимые изменения в своей маленькой вселенной. Уже в утреннем воздухе чувствуется тревожащая сердце горчинка меланхолии, когда приходит понимание того, что этот миг никогда больше не повторится; уже пробежка под холодным дождем не кажется такой веселой и бесшабашной затеей, а способна вызвать не только озноб, но и легкую панику, когда тяжелые струи размывают землю и ткут вокруг непроницаемую паутину; уже ложатся тяжестью трескучие гудки телефона, а в далеком грохоте поездов присутствуют нотки разлуки, а не скорой встречи. Но все-таки солнце еще беззастенчиво ласкает своим теплом, речная вода обвивает лодыжки нежным журчанием, птицы радостно приветствуют каждое твое появление щебетом – все вроде как обычно, если не считать неизбежных символов, знаков и явлений, все активнее оттесняющих от прекрасного мира Детства.

Не знаю, это ли имел ввиду автор или же он облек в музыкальную форму какие-то свои личные переживания, воплотив их в атмосферную, эклектичную музыку (настолько самобытную, что лучше от нее ничего не ожидать, особенно всякого пост-блэка в духе «основных» проектов Тамаша), порой не избегающую напряженных и даже драматических моментов. Грустный и ностальгический минимализм пианино обернут туманной дымкой эмбиента, в моменты эмоционального напряжения преображающегося в неоклассические пассажи, дополненные романтичной тоской скрипок и виолончели, а также различными «бытовыми» звуками, активно участвующими в создании уникальной атмосферы «Комнаты Эрики»- чего стоит тихое тиканье часов в «Télvíz», лаконично описывающее неумолимую и неторопливую поступь времени. Также представлены весьма зажигательные венгерские народные мелодии, переходящие в жизнерадостные летние вальсы, пронизанные прозрачным перезвоном колокольчиков. Не избегает Катай и поэтических цитат, положенных на неофолковые мотивы, ловко обращается с электронными звуками, которые, хоть порой и кажутся чужими в этом «живом» мире, вносят свою «дарквейвовую» лепту фэнтезийными переливами синтезаторов и пульсирующими ритмами, сопровождающими угнетенное завывание электрогитар («Sûrû völgyek takaród»). Из всего этого выстраивается целый мир – не очень большой, но очень живой и осязаемый; мир, который под конец боишься разрушить неловким движением или лишним звуком, но который сам способен разрушить что-то внутри слушательской души – хотя бы заскорузлые корки взрослого рационализма, одарив взамен умением слышать бег времени и дорожить каждым неповторимым мгновением. Красивый альбом.

 

 

http://gsp-music.com

Bolverkstorm ‎– Ewigkeit

bolver

Valgriind ‎– VG54, 2014

 

1. Via Lactea (5:03)

2. Unsterblichen / Feuer Ostfront (4:56)

3. Homo Collapsus / Ad Mortem (3:11)

4. Body To Dust, Soul To Stars (3:03)

5. Steel Agony (3:48)

6. Im Sturm Des Sieges / Wir Kommen (2:43)

7. Flesh To Sword (7:26)

8. March Of Dissent / Ghost Counter (3:12)

9. Stögul (1:51)

10. Toten / Träumen / Ewigkeit (5:27)

11. The Sun Will Rise Again(3:55)

12. Death Battalion – In Der Umarmung Der Boden (Bonus Track) (2:10)

 

Не секрет, что музыкантов, которые в своем творчестве используют «северную» символику, озаглавливают свои работы по-немецки (хотя сами являются гражданами России) и пишут их готическим стилей, а также эксплуатируют связанные с Третьим Рейхом символы, у нас в стране автоматически причисляют к носителям определенной идеологии, что влечет за собой не только мелкие проблемы в виде недопонимания окружающих, но и вполне серьезные последствия. Отсюда и полная анонимность этих авторов. Трудно удержаться от идеологических параллелей, заводя разговор о новом альбоме «Bolverkstorm» – за название проекта взято одно из имен Одина, немецкий язык мелькает не только на обложке, да и музыка просто нашпигована мелкой шрапнелью звуковых «диверсий». Так что предупреждаю заранее – вам решать, готовы ли вы принять подобное творчество или же идеи, заложенные в нем пусть только как некие символы, помогающие в полной мере раскрыть идею альбома, вами категорически неприемлемы.

Нет, конечно, никакой агитации. Просто зарисовки с полей сражений Второй Мировой, помогающие воссоздать во всей ужасающей и яростной красоте моменты Великой Трагедии, без которой, однако, не был бы рожден в горниле расплавленного залповым огнем свинца Великий Подвиг как осознанный поступок свободного человека. Важно сконцентрировать внимание именно на нем – тогда, может быть, удастся скинуть с образа Солдата навешанный за последние десятилетия образ тупого пушечного мяса, безвольного в своем коротком и отчаянном миге бытия. «Bolverkstorm» воспевают момент смерти на поле боя, момент, склоняющий чашу весов между славой и бесчестием – жаль, конечно, что «Ewigkeit» разместился только с одной стороны поля боя, но из песни слов не выкинешь и отпечаток идей не вытравишь ненавистью и неприятием. Представленные здесь двенадцать треков записаны в разное время, поэтому звучат по-разному, но авторам удалось каким-то образом слепить из них довольно целостный альбом: в основном за счет чередования мартиальных и неофолковых вещей и шумовых, эмбиентных зарисовок-интерлюдий. Вокала на альбоме нет и вообще уровень записи «Ewigkeit» создает ощущение «домашних сессий». Впрочем, не исключаю и возможности того, что эта «грязь» была оставлена намеренно, с целью добиться эффекта оголтелой простоты и шума в духе «Гражданской Обороны». Фолковые композиции строятся на напряженном, но не лишенным завлекательной и угрюмой мелодичности бренчании акустической гитары, дополненном то незатейливо-душевной гармошкой, то запилами гитары электрической, привносящей панк-корни в традиционный, явно смотрящий в сторону самых ранних опытов классиков жанра darkfolk. Бэкграунд музыки полностью замешан на военной тематике: здесь рвутся снаряды, свистят пули, корежиться броня, сгорают в жертвенном огне тела воинов, ревут пикирующие бомбардировщики и грохочет артиллерия. Здесь каждая секунда овеяна коротким вздохом смерти, драматизм этого мига усиливают отголоски параллельной, мирной жизни, вроде обрывков мелодий и девичьего шепота, произносящего строки полученного с фронта письма. Эксплуатирует «Bolverkstorm» и мартиал-эстетику со всем ее громоздким пафосом. Долгие и торжественные марши, закольцованные фрагменты классических и «правильных» мелодий с точки зрения пропаганды, идеологи которой активно несут идеи в массы с архивных пленок. Более экспериментальная часть альбома наполнена статическим, плотным и абразивным шумом, в котором велико присутствие тревожных настроений, он перемалывает сэмплы, мелодии и короткие сигналы, обнажая какую-то неприглядную, на истинную суть войны; при всей своей просторе и прямолинейности этот шум сложно назвать банальным, в нем тоже заключена Правда, которая, как известно, у каждого своя.

Не скажу, что неоднократное прослушивание «Ewigkeit» позволило снять все неудобные вопросы к его создателям, но замечу, что это был интересный музыкальный опыт, который способен что-то перевернуть глубоко внутри, покопавшись в душе саперской лопаткой и взбудоражив яростным императивом короткого и емкого приказа.

 

 

http://valgriind.narod.ru