Перерыв на лето

Уезжаю на море, чего и всем друзьям желаю. Увидимся и услышимся через пару-тройку недель!
428508_225082557611611_308140852_n

Advertisements

Yannick Franck & Pietro Riparbelli – Whinny Muir

yannick
Silentes Minimal Editions, sme 1148, 2011

      Тема посмертного (Не)Бытия традиционно является одной из самых табуированных и, одновременно, самых притягательных тем. Пройдя сквозь поколения, сквозь временные отрезки, пережив первый грех, расцвет и падение цивилизаций, эта тема все еще долбится в висок монотонным и пугающим вопросом «а что дальше?», у человека творческого вызывая полет фантазии, а у человека «обычного» – приступы иррационального страха, гасимые лишь религиозной и ничем особенно не подкрепленной верой. К этой теме обращались многие авторы, в их чреде бельгиец Янник Франк и итальянец Пьетро Рибарбелли далеко не первые, и, конечно же, учитывая специфику выбранной музыкальной формы, их мнение будет услышано ограниченным кругом слушателей, которые смогут пройти путь по пустоши Whinny Muir и дойти до ворот Рая.

     О Whinny Muir повествуют английские легенды и песни, одну из которых, похоронную песнь 14-го века из Северного Йоркшира, Янник поет в самом конце пути. До появления человеческого голоса путешествие одинокого странника проходит в довольно удручающих условиях, требующих выдержки и силы воли. Музыканты очень точно уловили момент отчаяния, опустошенности, ощущение опасности и неизвестности, при этом не забывая, куда лежит этот путь. Атмосфера пустыни воссоздана при помощи тягучего, медленно и плавно накатывающего гула, быстро растворяющегося в общей звуковой массе, традиционно для Рипарбелли замешанной на радиошумах и пустотах, на эмоциональных и волнительных шумовых атаках обратной связи, сбивающих с ног одинокую душу тяжелыми порывами ветра. Выхолощенный треск эфира, в который потерянным эхом вклиниваются обрывки мелодий, становится символом того, что осталось Там, за спиной. Колючая тишина, электромагнитные аномалии, низкочастотные резонансы, призваны заполнить всеобъемлющую тишину этого места, но на деле еще больше подчеркивают ее. Напоминанием о том, что ждет впереди, о Рае, служат органные прелюдии, размытые оперные партии и симфонические петли, позаимствованные из сочинений итальянского композитора эпохи барокко Алессандро Скарлатти. Эти «классические» элементы сакрализируют шумовой эмбиент Янника и Пьетро, особенно в конце, после того, как прозвучат слова песни, о которой говорилось выше, и впереди замаячит яркий свет райских врат, за которыми странствующую душу ждет совсем другая история.

      Действительно, сильный материал, в полной мере (хотя, кто же знает?) раскрывающий тему и оставляющий слушателя наедине с раздумьями о Вечном. Для не любящих  «заморачиваться» материалистов – просто оригинальный и впечатляющий шумно-эмбиентный монолит, накрывающий с головой.  

http://www.pt-r.com
http://www.yannickfranck.com

Filivs Macrocosmi & Charadriiform ‎– Ex Vivo

Filivs Macrocosmi
A5 Production – AP-08, OMS Records – OMSCD04, 2012

  1. Ex Vivo (44:45)

     Мечты человечества о полете в космос воплотились в жизнь 12 апреля 1961 года. С тех пор ракеты стартовали с должной регулярностью, уносясь в небо под восхищенные взгляды мальчишек, девчонок и более степенных и взрослых граждан, которые в своих мечтах грезили только о том, чтобы стать космонавтами. Многие их них не задумывались о проблемах и трагедиях, связанных с освоением космического пространства – переживали, конечно, всем сердцем неизбежные потери, но упорно шли на свет радостной улыбки Юрия Гагарина, веря в то, что нет профессии романтичнее и прекраснее. Время, накопленный опыт, рассказы очевидцев, рассекреченные архивы и научные исследования немного остудили пыл и позволили многим взглянуть на вопрос непредвзято.

      Не секрет, что тема Космоса – одна из самых популярных среди музыкантов индустриального подполья. Она дает неограниченные возможности в плане создания новых звуковых миров, и наталкивает порой на весьма мизантропические мысли. На альбоме «Ex Vivo» украинские музыканты «Filivs Macrocosmi» и «Charadriiform» не задаются глобальными вопросами мироздания  и не сталкивают между собой галактики и звезды. Они акцентируют внимание не «темной» стороне космической программы, на вопросах, о которых каждый уважающий себя человек, находящийся в центре подготовки космонавтов, в исторгающей тонны горящего топлива ракете или на орбитальной станции, думает регулярно, несмотря на психическую подготовку. Риск погибнуть, пребывание на грани жизни и смерти, где баланс зависит от исправности оборудования, и, самое важное – одиночество человека в бесконечной пустоте, накатывающее безумие, тоска по дому, который виден в иллюминаторе, но совершенно недосягаем. Стоит задуматься об этом, и музыка украинцев предстает в совершенно новом свете. Их музыкальное видение этих аспектов – отстраненный, изоляционистский dark ambient, пробирающийся сквозь обшивку корабля холодом, высасывающий воздух, мысли и воспоминания. Там, где лично я ждал «бэдсекторовщины», я нашел огромные пласты безжизненного и всеохватывающего звука, замкнутую атмосферу, гул оборудования и монотонную морзянку сигналов оборудования. Со звучанием и настроением у «Ex Vivo» вообще все в порядке – а вот у героя альбома, похоже, серьезные проблемы. Клаустрофобия расщепляет сознание, одиночество грызет, темнота Космоса дышит в иллюминатор, зовет пугающим шепотом, сводит с ума. Взгляд же на родную планету вызывает малоизученный эффект – многие космонавты рассказывали, что могли увидеть невооруженным глазом не только очертания континентов, но и более мелкие детали, вплоть до улиц и домов. Здесь гул и мрак сливаются в шум набегающих на берег волн, взгляд на мерцающую поверхность моря успокаивает, не давая оборвать связь с привычным миром.

     К Сергею Свистельнику («Filivs Macrocosmi») у меня традиционно одна «претензия» – редко выпускает он новый материал, хотя и очень метко. О «Ex Vivo» могу сказать только хорошее: традиционный, даже классический темный эмбиент, хорошо раскрывающий тему, серьезная работа со звуком, никакого подражательства. Масса эмоций и впечатлений, разбираться с которыми предстоит уже самому слушателю. Хотелось бы, чтобы когда-нибудь этот альбом послушал настоящий космонавт и рассказал, насколько точны в своих фантазиях музыканты.  

    

http://aprod.kiev.ua
http://omsrecords.ltd.ua

Dark Phenomenon ‎– Disfavour

dark
ScentAir – SA004, 2012

1. People’s Talents                
2. Testament               

3. Exercise Book’s Ink                       
4. Act Of Cruetly                    
5. Now And Then                  
6. Possible For All                  
7. The Wrongtime                   
8. All’s For Nothing                
9. Dilemma                 
10. Without You                     
11. Love Is True

     

      Прежде всего, не стоит обманываться словом «Dark» в названии проекта краснодарского музыканта Романа Радченко. Иначе можно заочно записать «Dark Phenomenon» в стан адептов <span lang="EN-US" style="mso-ansi-language:
EN-US”>dark–electro и прочих «готических» жанров, которые уже себя исчерпали, но все еще толкают на однообразные подвиги молодых исполнителей. Пресыщение этим вызвало у многих слушателей диаметрально противоположные реакции – в моде снова винтаж, аналоговый саунд, ретро-романтика. Объяснение этому можно найти еще и в особенностях человеческой памяти: да, под музыку каких-нибудь «Suicide Commando» можно отлично попрыгать на танцполе, но вот затертая кассета с альбомом «Depeche Mode» или «Roxette», подаренная в каком-нибудь среднем классе средней школы девочке, которая тебе очень нравилась в те годы, всплывет в памяти гораздо более приятным и светлым воспоминанием.

     На «Disfavour» отлично чувствует себя дух восьмидесятых, и любовь к музыке этого периода выражается в любви к «трем китам»: «Depeche Mode», «Pet Shop Boys» и «New Order». Например, «Peoples Talents» демонстрирует переходные моменты от ньювейва к синтипопу, и, слушая эту песню, начинаешь вспоминать многое – гармонии, эстетику жанра, манеру исполнения (скорее Теннант, нежели Гор или тем более Гэан). Все это Радченко использует очень умело, вроде и копируя немного, и, в то же время, добавляя что-то свое, например, многочисленные партии клавишных, демонстрирующие наличие музыкального образования. «Testament» – стопроцентный хит, ритмичный, с отличными басовыми линиями и с моментально ложащейся на слух мелодикой, подкупающий построением и исполнением вокальной партии. Я бы, честно говоря, этот трек не ставил так близко от начала альбома, есть шансы сильно на нем зависнуть, гоняя по кругу, не двигаясь дальше. В этой песне с первых же минут все кажется таким знакомым, что ее встречаешь как хорошего друга. «Exercise Books Ink» – более быстрая, более напряженная, более «депешисткая» композиция, где-то на уровне «Construction Time Again», в частности, ее ритм заставляет вспомнить «More Than a Party». «Act Of Cruetly» – на фоне аккуратных клавиш появляется жесткость (согласно теме) в аранжировке и в голосе, по железякам никто не стучит и мрака не нагоняет, но некоторые электронные звуки ложатся, скажем так, с «холодком». В противовес этому следующая далее «Now And Then» звучит более позитивно и танцевально, это трек явно для танцпола, хотя в текстах Роман уходит в политику, не столько критикуя, сколько задавая неудобные вопросы. Стоит отвлечься и поговорить о текстах: они как раз вступают в противоречие с юношеским максимализмом и романтикой «восьмидесятых», эти интровертные слова – слова человека, который оглядывается в прошлое, и видит там не радужные картины, а пепел надежд и разбитые чувства, но, тем не менее, находит силы жить дальше. Кстати, текст «Testament» неким образом перекликается со строчками «I love you, you pay my rent» из хита «Rent» «Мальчиков из Зоомагазина». Вообще, отсылки к творчеству дуэта Теннант/Лоу на второй половине «Disfavour», ярче всего проявились в «<span lang="EN-US" style="mso-ansi-language:
EN-US”>Love <span lang="EN-US" style="mso-ansi-language:
EN-US”>Is <span lang="EN-US" style="mso-ansi-language:
EN-US”>True», еще одном ударном хите, вобравшем в себя еще и характерные черты стиля «евроденс». Но до этого Роман удивит слушателя внезапно проступившей панк-энергетикой, соединив ее с совершенно олдскульным синтипопом с дребезжащими клавишными в «The Wrongtime» и создав на ее основе одну из глав многочастной композиции «All’<span lang="EN-US" style="mso-ansi-language:
EN-US”>s <span lang="EN-US" style="mso-ansi-language:
EN-US”>For <span lang="EN-US" style="mso-ansi-language:
EN-US”>Nothing», где можно услышать живую гитару. Интересно вступление «Dilemma», сделанное под «классику» с изрядной долей иронии, приятно ложится на слух лиричная и, наверное, очень личная вещь «Without You», в полной мере, и в аранжировках, и в словах, раскрывая присущую «техно-романтикам» тему меланхолии и потерь. 

     Неожиданно, но этот диск стал для меня, наверное, самым главным открытием последних нескольких месяцев. За пару прослушиваний буквально растасканный на хиты «Disfavour» прочно обосновался в фаворитах, подкупив не столько ностальгическим звучанием, сколько тем уважением, с которым «Dark Phenomenon» заимствует лучшее от лучших, не теряя своего лица и дополняя заводные треки и лиричные баллады личными искренними переживаниями. Сейчас такой музыки исполняют удручающе мало, а жаль.

 

http://www.scent-air.ru
http://dark-phenomenon.shurf.ru

Lysn ‎– Ecstatic Landing

lysn
Aquarellist – aquarel 20-12, 2012

1. Clouds Rising (9:26)           
2. Thor's Feathers (40:01)      
3. Ecstatic Landing (29:49)

      «Lysn» – проект Хилари Джеффри, тромбониста «The Kilimanjaro Darkjazz Ensemble» и «The Mount Fuji Doomjazz Corporation», значимых коллективов на современной андеграундной сцене, представляющих различные формы джазового звучания, которые вряд ли могли присниться «классикам» жанра, но отлично ложащиеся на слух современного «открытого» слушателя. «The Kilimanjaro Darkjazz Ensemble» создают саундтреки к фильмам, которые еще только предстоит снять, и отдают дань уважения тем авторам, которые уже доверили свои странные мысли целлулоиду и бумаге – Дэвиду Линчу, например, когда исполняют некое подобие «Твин Пикс джаза». «The Mount Fuji Doomjazz Corporation» склонны к импровизационным выступлениям, на лету выхватывая звуки и образы из пространства надреальности. Закономерно предположить, что, собирая квартет под новым названием «Lysn», Хилари планировал исполнять что-то другое – не абсолютно, но другое. И он вместе с коллегами эти ожидания полностью оправдал.

     Слово «психоделический», вполне уместное для описания этого альбома, подразумевает использование веществ, запрещенных законом, но знакомых многим  творческим людям. Долго промаявшись с хотя бы более-менее конкретным описанием «Ecstatic Landing», я не придумал ничего лучше, чем разделить альбом на три части, согласно трек-листу: «еще не накрыло», «накрыло», «отпустило». «Clouds Rising», например, звучит спокойно и размеренно, но в ней, в гуще абстрактных электронных звуков (звучащих архаично, в духе «кислотных» опытов с синтезаторами середины семидесятых), которые срываются с места и улетают прямо в ночное небо, подхватывая подрагивающие паутинки гитарных партий. Здесь чувствуется ожидание чего-то, странный зуд, подчеркнутый и беспокойной перкуссией, и гудением баса, и сосредоточенными, сфокусированными на себе партиями тромбона. Привычная реальность, выраженная озерной гладью обложки диска, постепенно меняется, на ровной поверхности появляются волны, разбивающие отражения на миллионы осколков, образующих новые калейдоскопические картинки. «Thor's Feathers» уже звучит более жестко и «программно» для группы, которой понадобилось сорок минут, чтобы продемонстрировать все свои идеи. Музыка превратилась в пластичный материал, которому можно придать любую форму, и которую этой формы можно легко лишить. Трек постепенно сдвигается от психоделического дрона (но никак не эмбиента), инспирированного тромбоном, гитарными тремоло и сумасбродной электроникой к плотным шумовым наслоениям, в недрах которых бьется нервный ритм и мечется дребезжащая, отчаянно шуршащая и грохочущая, а порой и болтающаяся без дела перкуссия. Здесь есть место и галлюцинациям, и осознанным желаниям пережить самый странный психический опыт в своей жизни, и робкой надежде на то, что скоро «отпустит» и все станет как раньше. Финал трека – необузданная импровизация, дающая возможность прочувствовать всю глубину музыки, разглядеть все фрагменты, находящиеся в свободном падении и понять, насколько то, что происходит, близко к джазовой культуре с ее свободой. Финал альбома – «отходняк» «Ecstatic Landing». Вещь медитативная, она уже не вышвыривает на берег реальности, чтобы тут же утопить в океане иррационального, она просто сопровождает слушателя, вполне даже зримо присутствуя рядом приятным урчанием баса, шипящим гулом тромбона, дабовыми ритмами и, конечно же, мощной перкуссией, закрывающей любые пустоты, остающиеся после партий других инструментов.

     Подобную музыку не хочется классифицировать избитыми метками «интересная», «странная», «понравилось», «не понравилось» – ее нужно впустить в себя и внимательно посмотреть, за что и как она зацепится в глубинах вашего подсознания, что вытащит наружу, а что навсегда оставит в таинственных, недосягаемых зонах. Так что это тоже саундтрек – но саундтрек не для фильмов или мультиков, не для картин или инсталляций. Это саундтрек для непознанного.

    

    

http://www.aquarellist.ru
http://www.lysn.nl

Dasein – Vacuum 2.0

dasein
Valgriind, VG51, 2012

      «Vacuum 2.0» – новый/старый альбом московского музыканта Аскета, изданный в 2008 году первый релиз его проекта «Dasein»,  переосмысленный и дополненный автором в 2011 году и выпушеный в виде второй версии, в оформлении которой космические координаты уступили место вырезке из немецкоязычной газеты. Я бы хотел узнать, как эта музыка связана с понятием «Dasein» из философии Хайдеггера, настолько философия Аскета близка с этой философией и как это проявлено в звучании диска, какой вакуум, в конце концов, должны заполнить эти звуки, физический или духовный. Ответов, однако, мало, информация об издании скупа, поэтому приходится положиться на собственные впечатления от прослушивания, так будет надежнее.

     Аскет также успешно творит в рамках «Fanum», акцентируя свое внимание и внимание слушателей на сакральном аспекте звука, исследовании тайного и священного. «Dasein» тоже склоняется (на данной, ранней стадии) к drone-эстетике, но звучание «Вакуума» значительно отличается от застывших в Вечности монолитов, созданных под именем альтер эго. Дрон «Dasein» такой же плотный, монотонный и напряженно резонирующий, но он не накрывает медленно с головой, он практически штурмует сознание, превращаясь в непреодолимую силу. Несколько минут у меня было полное ощущение, что я нахожусь прямо перед работающей турбиной самолета, и несколько секунд это ощущение даже подвигло на размышления о бытие и вакууме, настолько всеобъемлющей предстала эта махина резонирующего гула, и настолько незначительным  и жалким на ее фоне выглядело все остальное. Эта мощь, тридцать минут, растянувшихся на долгие века, казалась незыблемой, но ближе к финалу распад настиг эту гору гула и окружившие ее звуковые петли и спирали, инициировав распад, долгий и беспощадный; балансирование на грани шума, явно «читавшееся» на всем протяжении композиции, нарушилось, но, спасибо автору, осталось за границами альбома. Стоит отметить, что не терпящая пустоты природа активно предпринимала здесь попытки заполнить вакуум своими привычными звуками, внедряя шум воды, дыхание ветра и пение птиц, что на как-то время помогало смириться с этой всепоглощающей, обездвиживающей статикой Небытия. Заслуживающий внимания материал, но с тех пор Аскет явно продвинулся дальше во всех смыслах творчества. 

http://valgriind.narod2.ru